Закачку РАО под землю на СХК обещают прекратить после 2025 года

Предприятие Росатома «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» (НО РАО) намерено разработать программу отказа от закачки жидких радиоактивных отходов (ЖРО) на территории Сибирского химического комбината (СХК) к 2025 году. Планы разработки новой технологии прозвучали на общественных слушаниях в Северске Томской области, сообщает РИА Томск.

Ранее сообщалось, что с 23 июля по 25 сентября северчане смогут высказать замечания и предложения о захоронении ЖРО на общественных обсуждениях, организованных НО РАО. Подземная изоляция ЖРО на СХК ведется с начала 1960-х. В 2012 году захоронение по федеральному закону «Об обращении с радиоактивными отходами» находится в ведении НО РАО, которому Ростехнадзор выдал лицензию до 2018 года.

Как сообщил РИА Томск руководитель Центра общественных и международных связей НО РАО Никита Медянцев, общественные слушания о глубинном захоронении ЖРО на СХК состоялись в городской администрации Северска 24 августа. Мероприятие проводилось в рамках федерального закона, по которому НО РАО должен каждые пять лет продлевать лицензию на эксплуатацию пункта глубинного захоронения ЖРО.

Что закачивают под землю и где?

По словам директора филиала НО РАО «Северский» Владимира Сидельникова, полигон для ЖРО площадью 31,5 квадратного километра находится на промышленной площадке СХК и имеет санитарно-защитную зону размером 112 квадратных километров. Через нагнетательные скважины под землю на глубину до 400 метров закачиваются ЖРО.

«В основном сейчас закачиваются жидкие низкоактивные отходы – стоки специальных прачечных, обмывочные воды, дренажные воды. А технологические среднеактивные отходы образуются при переработке природного урана. Мы сейчас закачиваем 300 тысяч кубов в год», – сказал Сидельников.

Он добавил, что надежность захоронения обеспечена уникальным строением геологической среды – несколько чередующихся слоев песка и глины, образующих буфер. Всего нагнетательных скважин 43 (11 действующих, 16 резервных, 16 выведены из эксплуатации для продления ресурса). На них приходится 249 контрольных скважин, предназначенных для наблюдения за распространением компонентов отходов под землей.

«Они расположены на различном удалении от нагнетательного контура и контролируют распространение загрязняющих компонентов наших отходов. Мы видим, что площадь распространения гораздо меньше, чем предполагалось ранее. Гидродинамический режим подземного горизонта осуществляется ежедневно», – отметил главный инженер Радиохимического завода СХК Андрей Сильченко.

Давняя история ЖРО

По данным НО РАО, закачивать ЖРО под землю в Северске начали в 1963 году, когда хранить накопленные отходы во временных резервуарах стало слишком опасно. При этом накопление шло куда более быстрыми, чем сейчас, темпами: Советский Союз активно ковал свой ядерный щит. Что делать с «радиоактивной водой», которая оставалась от производства, поняли довольно быстро.

«Первый опыт был в Челябинской области: на комбинате «Маяк» отходы сливались в реку Теча, в озера – ситуация была очень тяжелая с точки зрения экологии. Решения о глубинной закачке было принято по опыту обращения с химическими токсичными отходами – тогда, в начале 1960-х годов уже действовали во всем мире такие скважины», – рассказал член Общественного совета Росатома, кандидат технических наук Олег Муратов.

Эксперты подчеркивают, смысл захоронения в изоляции ЖРО таким образом, чтобы они не контактировали с поверхностью земли. Северский полигон с начала 1960-х заполнен на 40%, а вот сколько это в тоннах – информация закрыта по причине военного характера производства, которое существовало на СХК в прошлом.

Что, если не закачивать?

Как сообщили специалисты СХК, на сегодня альтернативы глубинному захоронению нет. Более того, у комбината есть куда более проблемное наследие – открытые хранилища ЖРО – различные бассейны и водохранилища.

«В настоящий момент один из бассейнов законсервирован, на другом бассейне перекрыта акватория. Работы по консервации продолжаются. Эти работы, также как содержание в безопасном режиме, невозможны сегодня без эксплуатации полигона глубинного захоронения», – отметил Сильченко.

Более опасными (по сравнению с глубинным захоронением ЖРО) открытые бассейны признает и член общественной палаты Томской области Сергей Жабин:

«Часто возникают слухи, домыслы, сплетни о том, что ЖРО в водный горизонт зашли, водозабор губят – это все неправда. С 1963 года на них (полигонах) не было ни одной аварии. А вот пруды-накопители есть – неужели они безопасны? Там и утки садятся, разлетаются, происходит испарение. Закачка – на сегодня единственный безопасный способ».

Другой один аргумент атомщиков – сохранение производства, которое важно не только Северску и Томской области, но и всему Росатому, и России. В случае прекращения глубинного захоронения СХК остановится, что приведет к срыву отечественных и зарубежных контрактов.

«Комбинат в Северске является единственным центром конверсии урана в России и тесно связан с другими производствами, работающими в цепочке ядерного топливного цикла. Приостановка нашей деятельности обязательно скажется на работе остальных производств. Можно говорить, что это приведет к угрозе энергетической безопасности нашей страны», – сказал Сильченко.

В ожидании технологии будущего

Как сообщают в НО РАО, от глубинного захоронения ЖРО в Томской области в перспективе нужно отказаться. Во-первых, оружейная программа в Северске свернута и отходов, в том числе жидких, образуется на СХК значительно меньше, а во-вторых, сами предприятия заинтересованы сократить количество РАО, потому что потом за них придется платить нацоператору.

«Тенденция продолжается и идет к тому, что к 2025 году технологии, в результате которых образуются ЖРО, будут пересмотрены и усовершенствованы. Предприятия переходят к образованию твердой фракции, которая предотвращает распространение, можно захоранивать в более безопасном варианте», – рассказал РИА Томск замгендиректора НО РАО по развитию Виктор Красильников.

Эксперты во многих странах считают, что обращение с твердыми отходами проще и с точки зрения безопасности, и с точки зрения экономики атомных предприятий.

«На «Маяке» (Челябинская область) создана технология цементирования отходов. Такая же технология будет создана и здесь. Но, поскольку технологический цикл каждого предприятия имеет свои отходы и по химическому составу, и по радионуклидному составу, технология отверждения нужна каждому своя», – добавил Муратов.

На СХК подтвердили, что специалисты комбината работают над созданием своей технологии: » К 2021 году на СХК планируется создать специальную установку по отверждению ЖРО», – сказал Сильченко.

Отказ от закачки неизбежен

Как отмечают эксперты, кроме развития технологий, есть еще и международные обязательства по совершенствованию способов обращения с ЖРО. Эта тема волнует не только жителей Томской области и других регионов, где практикуется глубинное захоронение (Красноярский край и Ульяновская область). Планы отказа от закачки ЖРО на всей территории России начнут реализовываться в 2025 году.

«Россия в мае 2018 года декларировала в МАГАТЭ свое желание и готовность в обозримом будущем закончить практику закачки ЖРО. К 2025 году мы разработаем программу вывода (Северского) полигона из эксплуатации. После появится проект с указанием методов мониторинга состояния объекта и окружающей среды», – рассказал руководитель Центра общественных и международных связей НО РАО Никита Медянцев.

РИА Томск

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *