Стронций из глубины: что сделает с городами на Днепре поднятый радиоактивный ил

Работы по очистке и углублению дна в рамках проекта водного транспорта Е40 могут поднять в воду взвесь радиоактивного ила — отложения первых лет катастрофы на Чернобыльской АЭС.

Лихо, которое можно разбудить

Катастрофа на Чернобыльской АЭС выбросила в воздух огромное количество радиоактивных материалов, около 70% которых выпало на белорусской территории, но недалеко от границы с Украиной. Со временем очень значительная часть радиоактивных веществ сконцентрировалась в Днепре и реках, его питающих (прежде всего это Припять и Сож).

Наиболее опасными для человека и животных являются изотопы стронций-90 и цезий-137. Вред радиоактивных отходов уменьшается только в результате естественного распада, то есть все радиоактивные материалы придется захоронить на сотни лет.

В случае с Днепром и рядом белорусских рек, в него впадающих, донные отложения (это не только ил) стали естественным вариантом такого захоронения. Произошла биологическая очистка воды от взвеси радиоактивных частиц: они поступили в клетки живых организмов и после их смерти опустились на дно, образовав ил. В принципе все было бы хорошо, если не тревожить эти частицы.

Однако в рамках проекта водного пути Е40 обязательно придется проводить работы по углублению дна и расчистке русла Днепра и Припяти. Более того, такие работы (особенно на Припяти) планирует проводить и белорусская сторона — их план уже утвержден. Работы по очистке и углублению дна могут поднять в воду взвесь радиоактивного ила. Устаревшие очистные системы Киева и других городов на Днепре справиться с этими мельчайшими частицами не смогут. Значит, радиоактивная взвесь может пойти в краны, в питьевую воду.

«Днепровская вода является основным источником питьевого водоснабжения Киева, Черкасс, Кременчуга, Днепра, Запорожья, Херсона, Каховки, Кривого Рога и многих других населенных пунктов. В целом Днепр обеспечивает водой две трети территории Украины, в том числе около 30 млн человек, 50 крупных городов и промышленных центров, около 10 тыс. предприятий, 2,2 тыс. сельских и более 1 тыс. коммунальных хозяйств, 50 крупных оросительных систем и четыре АЭС, — говорит эколог, представитель ОО «Экология — Право — Люди» Алексей Василюк. — Одним из значимых экологических последствий аварии на Чернобыльской АЭС стало загрязнение радиоактивными веществами вод и водосборных территорий Припяти и Днепра. Часть Киевского водохранилища находится в пределах зоны отчуждения. Площадь водохранилища в зоне составляет 2,7 тыс. га».

По словам эксперта, сейчас в илистых отложениях Киевского водохранилища сконцентрирована значительная часть радиоактивных веществ, поступивших в окружающую среду из разрушенного реактора. Основной источник поступления радионуклидов в Киевское водохранилище — Припять, источник загрязнения воды цезием-137 — водосборные территории Беларуси, далее еще добавляются воды Десны.

Если (точнее, когда) на белорусской части Припяти, а также на украинской и в русле Киевского моря начнутся дноуглубительные работы, в толщу воды может подняться суспензия с радиоактивными частицами, что грозит стать причиной заражения питьевой воды в водозаборах — вниз по всему Днепровскому каскаду.

«После чернобыльской аварии на дне Киевского водохранилища осело огромное количество радионуклидов. Оно сработало буфером между загрязненной Припятью и всем Днепром вплоть до Черного моря. Со временем цезий со стронцием увязли в иле, надежно законсервированные толщей воды, — говорит замдиректора по научной работе Института гидробиологии, доктор биологических наук Владимир Якушин. — Если что-то произойдет, с водой вниз по течению опустятся и радионуклиды. Будет второй Чернобыль, ведь утилизировать радиоактивный ил у нас еще не научились».

Можно ли очистить воду?

Сама по себе вода не может быть радиоактивной. Радиационный фон создают радиоактивные вещества, которые находятся в воде в форме взвеси, то есть множества мельчайших частиц. Сделать воду из Днепра нормальной, неопасной одновременно очень просто и очень сложно. Просто — потому что ее можно очистить, хорошо профильтровав. Сложно — потому что фильтровать придется безумно большие объемы воды.

«Очистить воду можно без большого труда, но в небольшом количестве и в лабораторных условиях. А как только речь заходит об очистке промышленных объемов воды до стандартов пищевой, да еще и в непрерывном режиме, задача становится нерешаемой, — сказал в комментарии для «ДС» старший научный сотрудник НИИ радиобиологии Валентин Костицын. — Точнее, процесс очистки становится слишком дорогим для какой-либо его практической реализации. Осаждение радиоактивного ила на дно водоемов — это как раз естественная, природная очистка. А тут мы собираемся радиоактивный ил поднять снова в воду. Какой смысл?»

Киевляне в среднем за сутки потребляют 868 тыс. куб. м питьевой воды. Если добавить сюда прочие города, снабжаемые водой из Днепра, цифра увеличится раз в десять.

«Технологий очистки питьевой воды от радиации, чтобы можно было нас обезопасить, нет, — говорит глава общественной организации «Чистий Дніпро» Дмитрий Надеев. — Нельзя установить некие фильтры и решить проблему. Поэтому есть вероятность того, что питьевая вода может заразиться радиоактивными частицами и оказаться в водозаборах по всему Днепровскому каскаду».

Подобную проблему пытались решить в Японии, где 11 марта 2011 г. произошла страшная радиационная авария на АЭС «Фукусима-1». За землетрясением в 9,1 балла последовало 40-метровое цунами, которое обрушилось на станцию. Были разрушены корпуса трех реакторов и высвобождено большое количество радиоактивных нуклидов.

Особенность аварии на «Фукусиме» — образование очень большого количества зараженной воды. За три месяца после аварии в Тихий океан было сброшено радиоактивных веществ больше, чем в ходе Чернобыльской катастрофы.

Загрязненную радиацией воду японцы пропускали сквозь фильтры системы Advanced Liquid Processing System (ALPS) с высокой степенью очистки по всем основным радионуклидам. ALPS включает семь линий системы очистки от множественных радио-
активных элементов, две линии абсорбирования цезия, а также две линии очистки от стронция.

Поначалу казалось, что проблема почти решена. Но в августе 2018 г. проверка воды, очищенной в ALPS, показала присутствие в ней изотопов йода, цезия и стронция, причем по некоторым изотопам были превышены предельно допустимые концентрации. Стало понятно: даже самая продвинутая система очистки неспособна сделать по-настоящему безопасной загрязненную радиацией воду. А ведь в Японии не стояла задача очищать питьевую воду в масштабах городов.

С другой стороны, сегодня ученые доподлинно не знают, что на дне Днепра и его водохранилищ. «Нет актуальных данных исследований, изысканий, которые могли бы показать, насколько там все загрязнено, — говорит Дмитрий Надеев. — Мнения разделились. Некоторые пишут, что все уже должно было очиститься, уйти, природа сама себя лечит. А другие специалисты говорят, что там есть радионуклиды и называют определенные величины радиоактивного загрязнения. Но единого мнения, которое было бы основано на фактах, нет».

Таким образом, чтобы предметно обсуждать перспективы водного пути Е 40 в Украине, сперва нужно провести исследование дна Днепра и его водохранилищ. Выяснить, действительно ли ил там до сих пор содержит большое количество радиоактивных частиц. И понять, насколько они опасны для здоровья людей. После чего станет ясно, можно ли вообще на Днепре проводить дноуглубительные работы.

Денис ЛАВНИКЕВИЧ (DsNews)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *