Эксперты боятся протечки радиоактивных отходов в Неву

С начала июня во Всеволожском районе Ленинградской области сохраняется радиационная угроза, которая может затронуть и Санкт-Петербург. В Кузьмоловском городском поселении, где находится радиационный комплекс ФГУП «РНЦ «Прикладная химия» (ГИПХ), отказал основной кабель энергоснабжения, обеспечивающий вытяжку радиации. Оборудование перешло на запасной — аварийный — кабель, но сколько он протянет, никто не знает. «Лайф» разбирался, что происходит на предприятии и чем это всё грозит.

Вот уже несколько недель чиновники убеждают общественность, что угрозы населению в Ленинградской области нет — принимаемые меры превентивные, а превышений радиационного фона не наблюдается. Однако, по данным источников «Лайфа», на закрытых совещаниях большие начальники прямо говорят об экологической катастрофе и опасности радиации.

Территория, где может возникнуть чрезвычайная ситуация, — радиационный комплекс, ранее эксплуатировавшийся ФГУП «РНЦ «Прикладная химия» (ГИПХ). Предприятие производило ракетное топливо и всевозможные химические жидкости. Крупнейшая в России организация химического профиля функционировала более ста лет и на протяжении многих десятилетий ядерные отходы производства хранила на своей территории, в том самом радиокомплексе в могильниках. Радиоактивные отходы дожидались своего полураспада и должны были быть вывезены — законсервированы и помещены в хранилище.

Но в декабре 2020 года ФГУП было реорганизовано — оно стало акционерным обществом, то есть де-юре — новой организацией. Это привело к потере лицензии на работу с радиоактивными веществами, ведь выданная ранее была оформлена на старое юрлицо и к новому уже не имела никакого отношения. А это означает, что и на утилизацию ядерных отходов, оставшихся в могильниках, разрешения у новой организации больше нет.

Одновременно с этим остро назрел вопрос об утилизации вредных веществ, находившихся в могильниках в зоне отчуждения на территории радиационного химического комплекса. Помимо всего прочего, оборудование, оставшееся на предприятии, эксплуатировалось с 1961 года, уже отслужило свой век и сильно загрязнено радиацией, требовалась либо его очистка, либо утилизация.

На момент перехода в акционерное общество «Прикладная химия» ожидала, что лицензию получит, но в январе этого года Ростехнадзор прислал отказ, мотивировав это неполным пакетом документов. Началась длительная чехарда переписок с ведомством.

© Lifecorr

© Lifecorr

Оказалось, что во время приватизации в передаточном акте не хватало всего пары слов — «радиоактивные вещества». А раз не указаны — не переданы. Но чтобы найти эту неточность, понадобилось полгода, когда ситуация уже вышла из-под контроля.

Кто крайний?

Не добившись конструктивного разговора с Ростехнадзором, руководство АО «РНЦ «Прикладная химия» (ГИПХ) сообщило своему учредителю — госкорпорации «Ростех» — о том, что, если не будет предпринято экстренных мер, экологической катастрофы не избежать.

«На данный момент загрязнение воды на участке одного из корпусов комплекса превышает уровень вмешательства более чем в 70 раз и существует реальная угроза возникновения неконтролируемого распространения радиации через грунтовые воды в ручей Каменный, далее в реку Неву и акваторию Финского залива…»

© Lifecorr

«В случае необеспечения мероприятий последствия неконтролируемого распространения радиации могут привести к экологической катастрофе. 27 апреля 2021 года».

© Lifecorr

В том же письме «Прикладная химия» сообщила, что если не будет принято мер безопасности, то сотрудники научного центра вынуждены будут покинуть территорию предприятия и оставить без надзора опасный радиокомплекс 1 июня 2021 года.

Уже через два дня после этого письма было собрано закрытое совещание в Департаменте оборонно-промышленного комплекса Правительства Российской Федерации, на котором присутствовали все заинтересованные госорганы и госкорпорации. Выносится решение: найти новую организацию, которая сможет обслуживать данный комплекс и утилизировать ядерные отходы. Обязанность возложили на ГК «Ростех» как учредителя, на Росимущество и на органы исполнительной власти Ленобласти. А Генеральной прокуратуре поручили провести проверку объекта.

© Lifecorr

Но день отчёта прошёл, а проблема так и не решилась: правопреемник не найден, а лицензии как не было, так и нет.

Подключилась Всеволожская прокуратура. Прокурор Игорь Грищук подал иск к АО «РНЦ «Прикладная химия» с просьбой обязать компанию получить лицензию и навести порядок в комплексе, а самое главное — в том самом, опасном корпусе № 300. По мнению прокурора, этот корпус с радиоактивными веществами, на которые у нового предприятия ныне нет лицензии, находится у компании «на ответственном хранении». И согласно пп.1 п.1 ст. 17.1 ФЗ от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» чужой теперь по факту корпус всё же остается у неё и ответственность за него и за все последствия несёт также она. А всё потому, что не назначили сами при приватизации нового эксплуатанта.

© Lifecorr

Но если первый вариант по получению лицензии считается для «Прикладной химии» теперь невозможным ввиду того, что в соответствии с Земельным кодексом после реорганизации изъятые участки ушли в собственность государства и обратно не передавались, а значит, одной лицензии здесь недостаточно, то почему никто не хочет стать правопреемником и спасти ситуацию?

© Lifecorr

По минимальным подсчётам, чтобы рекультивировать и восстановить землю, необходимо около семи миллиардов рублей. И это не считая утилизации и ремонта либо очистки старого оборудования. Суммы огромные, и брать на себя такие расходы никто не спешит.

Фонит

1 июня 2021 года сотрудники предприятия «РНЦ «Прикладная химия», как и обещали, покинули территорию радиоактивного комплекса, сообщив, что он остаётся бесконтрольным, есть риск радиоактивного загрязнения близлежащих территорий и северных районов Санкт-Петербурга, возможна экологическая катастрофа.

© Lifecorr

© Lifecorr

Исходя из других документов, которыми располагает редакция, радиационный фон местами превышает допустимый уровень в 200–300 раз.

© Lifecorr

© Lifecorr

© Lifecorr

© Lifecorr

25 июня отказал основной кабель энергоснабжения, питавший оборудование для хранения ядерных отходов и защиты окружающей среды от радиации. После отказа основного канала получения электричества оно автоматически переключилось на запасной, аварийный кабель, но сколько он протянет — никто не берётся даже предположить. Источники утверждают, что, если аварийный кабель отключится, не выдержав нагрузки, и комплекс останется без энергоснабжения, через 12 часов после этого радиация окажется в реке Неве.

© Lifecorr

Татьяна Денесюк, Екатерина Романова, Николай Озеров («Лайф»)

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *