ПЗРО под Ухтой: надо держать руку на пульсе

Поставлена ли окончательная точка в истории о строительстве в Ухте пункта захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО)? Свое мнение на этот счет в интервью ухтинскому городскому порталу «НЭП» высказала Екатерина Руденко, вошедшая весной этого года в состав Госсовета Республики Коми:

Проект строительства ПЗРО состоял из двух частей: консервация старого хвостохранилища на Водном и строительство нового могильника под Ухтой. Этот хитрый ход позволил авторам проекта обойти ряд согласований. Первым номером стояла именно консервация, а не строительство, то есть второй вагон шёл под прикрытием паровоза. Мы сказали: «Да, консервация – это важно, а пункт захоронения радиационных отходов нам не нужен». Это не было отрицанием ради отрицания, но на многие вопросы не было ответов – возникали естественные опасения. Оставалось только защищаться. Поначалу нас поддержала информационная программа «День», а затем подключился практически весь город.

На сегодня нет официального документа от Росатома, что строительства ПЗРО под Ухтой никогда не будет. В качестве подтверждения приводят Федеральную программу ядерной, радиационной безопасности на 2016-2020-2030 годы. Нас там нет, финансирование не выделено. Но и в предыдущем варианте закона на 2008-2015 годы нас тоже не было. Однако у Росатома есть финансовый резерв, и… в общем, надо держать руку на пульсе. Тем не менее проделанные работы по консервации радиоактивных отходов завода «Прогресс» – несомненный плюс для города. Рядышком есть ещё два участка, так называемые заводы № 1 и № 7, которые признаны низкоактивными участками загрязнённых территорий. Там можно обойтись терапией: их необходимо оградить, установить предупредительные знаки.

Этот вопрос ещё остаётся на повестке дня республиканской рабочей группы по реабилитации загрязнённых территорий. На сегодня по периметру хвостохранилища сделано инженерное сооружение – «стена в грунте» – на глубине от восьми до двенадцати метров. В качестве изоляции – глина, которая препятствует поступлению радионуклидов во внешнюю среду. Изолирующий верхний слой выполнен из природных материалов: песка, щебня, бута. Кроме того, использованы бентонитовые маты. То есть получился некий сэндвич – многослойное укрытие.

Работы завершены в декабре прошлого года. На консервацию Росатом направил 200 миллионов рублей. Недавно делали замеры – ниже нормы. Но сейчас надо решить вопрос с регулярным мониторингом. Кто это будет выполнять? А также необходимо определить статус хранилища и его отходов. От этого будет проистекать и дальнейшая история. Если отходы признают особыми, они останутся здесь. Если их признают удаляемыми, история может вернуться на круги своя. Куда их удалять? Вопрос очень тонкий. Важно, что есть заявление главы республики Коми Сергея Гапликова о существовании договорённости с Росатомом, что в Ухте и на территории республики могильника не будет.


Комментарии: