Российский ученый оценил кровь пострадавших от радиоактивных отходов

Сотрудник Южноуральского государственного медицинского университета Андрей Аклеев определил, как менялось содержание нейтрофильных лейкоцитов (нейтрофилов) у жителей берегов реки Течи на протяжении 60 лет после сбросов в нее радиоактивных отходов производства ПО «Маяк». Оказалось, что количество нейтрофилов у людей, пораженных хроническим миелоидным лейкозом, повышается за долгие годы до выявления самого заболевания. Научная статья опубликована в журнале Radiation Protection Dosimetry.

В 1949—1956 годах производственное объединение (химкомбинат) «Маяк» на Южном Урале сбрасывало в реку Течу радиоактивные отходы, о чем никто из местных жителей долгие годы не знал. На том же комбинате в 1957 году произошла авария, из-за которой образовался Восточно-Уральский радиоактивный след (ВУРС). Его последствия для здоровья населения лучше изучены, потому, вероятно, что катастрофа 1957-го была особенно разрушительной. А вот действие умеренных и средних (до 2 Грей) доз ионизирующего излучения на физическое состояние жителей берегов Течи изучено хуже. Впрочем, известно, что среди них более высокий, чем в популяции в среднем, процент людей с миелоидными лейкозами.

Автор новой статьи впервые определил соотношение клеток крови у пострадавших от радиоактивных отходов на протяжении нескольких десятков лет, по мере того как поглощенная за год доза уменьшалась. Главным образом его интересовало содержание в их крови нейтрофилов. Предыдущие работы показали, что у жителей берегов Течи в период наиболее интенсивного облучения содержание нейтрофилов в крови было существенно снижено. Андрей Аклеев проанализировал данные медицинских осмотров жителей деревень на берегах реки Течи за 1953—2007 годы. Они включали в себя информацию о соотношении разных типов клеток крови пострадавших и полученные ими за год дозы.

В число респондентов вошли 21 человек с хроническим миелоидным лейкозом и 22 человека с острым миелоидным лейкозом. (Всего за все годы среди жителей берегов Течи суммарно было обнаружено 72 случая таких заболеваний.) Аклеев увидел, что содержание нейтрофилов в крови населения деревень Течи в период выброса радиоактивных отходов действительно было существенно меньше нормы. Но с каждым годом содержание нейтрофилов в крови испытуемых как с острым, так и с хроническим миелоидным лейкозом, вернулось к норме.

У многих значение этого параметра в какой-то момент становилось выше нормы и оставалось таким в течение долгих лет. У большинства таких испытуемых в итоге обнаруживали хронический миелоидный лейкоз. Соответственно, длительное повышение содержания нейтрофилов в крови пострадавшего от ионизирующего излучения может отражать его склонность к хроническому миелоидному лейкозу. В случае острого лейкоза такой зависимости не обнаружилось.

Нейтрофилы — это клетки крови, способные уничтожать бактерии и поглощать фрагменты их клеток, а также обладающие противовирусной активностью. Нейтрофилами они называются потому, что их становится хорошо видно, если в мазок крови добавить специальный краситель с нейтральной кислотностью. Содержание нейтрофилов в крови повышается на первых стадиях борьбы с бактериальными и вирусными инфекциями, когда возбудитель болезни только проник в организм. Поскольку после поглощения (фагоцитоза) фрагментов патогенных организмов нейтрофилы, как правило, гибнут, позже их количество в крови снижается до «здоровых» значений.

Однако этого не происходит при хроническом и остром миелоидном лейкозах. Это злокачественные перерождения клеток красного костного мозга, из которых формируются лейкоциты (к ним относятся и нейтрофилы) и некоторые другие типы клеток крови. Их избыточное размножение и приводит к миелоидным лейкозам, сообщает российское издание «Чердак».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *