Москве грозит радиационная опасность из-за строительства хорды

Москвичи протестуют, а эксперты хватаются за голову. Строительство Юго-Восточной хорды может стать причиной экологической катастрофы и роста числа онкобольных. Трасса пройдет вблизи радиоактивных захоронений с высоким уровнем излучения. В ситуации разбирался обозреватель «ФедералПресс».

Люди против радиации

Два дня подряд жители столицы протестовали неподалеку от метро Кантемировская. Они выступали против строительства Юго-Восточной хорды. По мнению участников акций, трасса может стать причиной настоящей экологической катастрофы.

«В Сабурово она будет проходить через захоронения радиоактивных материалов. Это подтвержденный факт», – рассказал «ФедералПресс» член инициативной группы Дмитрий Сараев.

Протестующие уверены, что для строительства трассы потребуется снос некоторых построек. В их числе не только частные объекты, но и, например, Храм Великомученицы Марины в поселке Битца.

«В Битце сносится кладбище, часть поселка и еще под вопросом храм. У нас где-то выступают за строительство храмов, а в Битце решили снести храм для строительства дороги. Обычно власти – за храм, общественность – против. Здесь у нас наоборот», – заявил Сараев.
abe0a38730fa8505350a66d35c8bc5ff.jpeg

Активисты собирают подписи под обращением к президенту. В нем, в частности, люди призывают изменить планы правительства города по строительству мостового перехода через Москву-реку в створе Шоссейной и Каспийской улиц с транспортной развязкой на Каширском шоссе.

«В апреле были публичные слушания по Юго-Восточной хорде. Тогда нам удалось собрать в районе 11 тысяч подписей. Мы участвовали в общей передаче подписей президенту. Там было больше 20 тысяч», – рассказала член инициативной группы Алена Малышева.

Скоро в администрацию президента вновь поступят подписи от граждан. Пока же, как выяснил журналист «ФедералПресс», можно констатировать, что последствия строительства хорды в зоне захоронений радиоактивных отходов могут быть очень серьезными.

Московская зона отчуждения

На запрос активистов в мастерской охраны окружающей среды Института генплана Москвы сообщили, что объект улично-дорожной сети не затрагивает опасные участки. Однако эксперты уверены в обратном.
9671e41fe115d8835b8f76db4d33a0c9.jpeg

Санитарно-защитная зона с радиоактивными отходами находится в двух остановках от станции метро Каширская, за забором Московского завод полиметаллов (МЗП). Попасть на опасную территорию несложно. Единственная преграда – предупреждающая вывеска на китайском, английском и русском языках. Шлагбаум открыт, периодически здесь катаются велосипедисты. По словам сопровождавшего обозревателя «ФедералПресс» физика-ядерщика Андрея Ожаровского, его здесь еще ни разу не задерживали.
57426506710dab757f9c852b1430c753.jpeg

На практически неохраняемой территории местами валяется мусор, местные жители рассказывают, что в овраге ночуют бомжи. Надо признать, что предупредительные знаки здесь и правда встречаются – иногда они просто валяются среди веток. Некоторые воткнуты рядом с вырытыми в земле лунки. На этих углублениях стоит остановиться подробнее.
38844a0ee76fdd38bd341d1241c6288a.jpeg

Лунки были вырыты в санитарной зоне не просто так. Они нужны для проведения замера уровня радиации. Если в непосредственный близости от них фон может быть в норме, то в самих углублениях он зашкаливает.

«Вдоль всей дороги, если пройти с радиометром, фон будет в пределах нормы. Если сделать шаг в сторону, особенно там, где есть ямки, можно увидеть, что мощность экспозиционной дозы только гамма-излучения доходит до чернобыльских уровней», – объяснил Ожаровский.

d73e7271b47476d417cb99f69ff3e79e.jpeg
В конце апреля этого года комиссия из представителей ФГУП «Радон», МЧС, муниципальных депутатов и экологов проводила радиационные исследования. В отчетном акте (копия есть в распоряжении редакции) говорится: «Максимальное значение мощности эквивалентной дозы гамма-излучения (МЭД ГИ) на расстоянии 0,1 м от грунта составила 61,4 мкЗв/ч». Согласно действующему законодательству РФ наиболее безопасный уровень мощности облучения для человека – до 0,2 мкЗв/ч. Это значит, что норма на некоторых участках превышена более чем в 300 раз.

История завода и его металлов

МЗП почти всегда имел выраженное оборонно-стратегическое значение. В брошюре, выпущенной к 80-летию предприятия, написано, что после Великой Отечественной войны оно было засекречено. Название «Опытный завод категории «А» сменилось на «Почтовый ящик № 125» (позже – № 2822).
«Исследования производились в самых разных направлениях. Так, на заводе производились опыты с торием – радиоактивным элементом, сопутствующим урану. В военной промышленности торий не пригодился, но эти исследования внесли неоценимый вклад в развитие ядерной науки и технологий», – говорится в публикации.

Насколько известно из открытых источников, Московский завод полиметаллов с 1934 по 1974 год получал торий, уран, а также их производные. Эксперты утверждают, что практика обращения с отходами до аварии на Чернобыльской АЭС была на достаточно низком уровне. Захоронения близ МЗП, например, покрыты слоем грунта и глины, которые на данный момент защищают от распространения радиации. Они образуют этакий «глиняный саркофаг».

В ответе на запрос активистов, представители «Росатома», в состав которого сейчас входит МЗП, рассказали (копия документа есть в распоряжении редакции), что в 2000 году в санитарно-защитной зоне и в зоне наблюдения был определен 41 аномальный участок местности. На 26 из них загрязнение по альфа-активным изотопам превышало 10 000 Бк/кг.

«Это в 10 раз больше [чем необходимо] для того, чтобы считать по российскому законодательству это радиоактивными отходами», – подтвердил руководитель проекта энергетической программы Гринпис России Рашид Алимов.

На территории склона правого берега Москвы-реки (неподалеку от которого будет вестись строительство Юго-Восточной хорды), по официальной информации «Росатома», обнаружено восемь участков радиоактивности. До сих пор для ученых остается загадкой – какой химический состав скрывается за слоем грунта и глины?

«Я предполагаю, что это отходы производства тория и урана. Они какую-то часть из руды извлекали, это никогда не бывает 100 %. Какая-то часть оставалась в виде того, что часто называлось словом «хвосты» или «отходы», как это бывает на любом горно-обогатительном комбинате. Просто здесь они радиоактивны и здесь они находятся не в месте добычи руды, где расположен горно-обогатительный комбинат, а в тысячах километров от него», – объяснил физик-ядерщик Андрей Ожаровский.

В «Росатоме» пояснили активистам, что территория, прилегающая к границам МЗП, находится в административном подчинении Москвы и вопросы строительства Юго-Восточной хорды с госкорпорацией мэрия пока не согласовывала.

«Даже если бы не стоял вопрос дороги так остро, все равно ненормально, что в Москве находится такой объект, за который предприятие «Росатома», которое исторически ответственно за эти отходы, сейчас не хочет брать на себя никакой ответственности», – уверен Рашид Алимов.

Некоторые эксперты склонны полагать, что на склоне объемы опасных захоронений могут достигать десятков тысяч кубометров. До начала строительства хорды необходимо провести комплексное радиационно-экологическое обследование территории, которое включает в себя поверхностную гамма-съемку, а также отбор и анализ проб на всей глубине и длине склона.

Сейчас МЗП производит продукцию атомного машиностроения. Как известно из открытых источников, это поглощающие стержни для систем управления и защиты ядерных реакторов.

Негативный сценарий

Как выяснилось, сложно оценить опасность захоронения на склоне правого берега Москвы-реки. Текущие показатели и имеющиеся немногочисленные данные не удовлетворяют ни физиков-ядерщиков, ни экологов. А вот планируемые работы серьезно настораживают. Строительство может привести к оползневым процессам на склоне близ Москвы-реки, уверен промышленный эксперт Леонид Хазанов.

«В процессе сооружения Юго-Восточной хорды строители неизбежно столкнутся с необходимостью защиты и ее, и близлежащей территории от оползней. Дело в том, что правый берег Москвы-реки в районе Москворечья относится к категории оползнеопасных. Сооружение конструкций Юго-Восточной хорды и их последующая эксплуатация будут связаны с вибрациями, которые могут передаться окружающим горным породам и в принципе способным привести к развитию оползневых явлений», – объяснил Хазанов.

По словам эксперта, необходимо учесть движение подземных вод и крутизну берега, что тоже влияет на оползневые процессы. Хазанов уверен, на территории склона необходимо провести тщательнейшее изучение инженерно-геологических условий и предусмотреть проведение необходимых противооползневых мероприятий.

В случае развития негативного сценария радиоактивные вещества могут серьезно навредить здоровью жителей нескольких районов столицы, подтверждает физик-ядерщик Андрей Ожаровский.

«Сразу никто не умрет, конечно. Если радиоактивные нуклиды, альфа-активные нуклиды, которые опасны при попадании внутрь организма, будут развеяны ветром, они окажутся не только в Москворечье-Сабурове, но и Братееве. Также они могут разноситься строительной техникой. Страшный сон, если туда приедут экскаваторы и начнут все это копать», – рассказал Ожаровский.

По его словам, при таком развитии событий возрастет процент людей с онкологическими заболеваниями и заболеваниями лимфатической системы. Это явление называется «коллективная доза». «Индивидуально опасности, чтобы человек умер, там недостаточно. Он должен съесть килограмм отходов или поставить там палатку и жить, как это делают бомжи», – пояснил эксперт.

Рустам Юнусов (ИА «ФедералПресс»)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *