Радиоактивная Арктика: на пути решения проблемы глобальной безопасности

В рамках IX Международного форума «Арктика: настоящее и будущее» с руководителем проектов МТП управления международных программ и проектов в области РАО, ОЯТ и ВЭ ЯРОО госкорпорации «Росатом» Анатолием Григорьевым редакция сайта Arctic.ru обсудила вопросы переработки радиоактивных отходов, захоронённых в Арктике и на Дальнем Востоке. «Безопасность РАО» приводит полный текст интервью:

Совещание руководителей Северо-Западного центра «СевРАО»,  госкорпорации «Росатом», Мурманской областной думы с капитаном многоцелевого судна «Россита» перед отправкой девятого комплекта ядерного топлива, выгруженного из хранилищ в губе Андреева в 2019 году

Во время секции Вы говорили о переработке ядерных отходов. Расскажите, пожалуйста, подробнее о существующих технологиях и истории их развития.

В 1998 году постановлением правительства России Министерство Российской Федерации по атомной энергии определено государственным заказчиком — координатором работ по комплексной утилизации атомных подводных лодок и надводных кораблей с ядерными энергетическими установками, а также по реабилитации радиационно опасных объектов.

В то время не было достаточных технологий, ресурсов, опыта, как обращаться с этими объектами. Решали проблемы по мере их появления. Не было системного подхода, как решать эти задачи. В этих степенях неопределённости нам приходилось принимать определённые технические решения…

Но с тех пор прошло достаточно много времени, приобретён колоссальный опыт, чтобы создать условия для безопасной реабилитации ядерно опасных объектов. Нам удалось разработать технологии обращения с уран-бериллиевым и уран-циркониевым топливом, и сейчас мы можем всё топливо, которое находится на Северо-Западе, отправить на предприятия для безопасной переработки.

Но проблема не только в видах топлива, но и в его физическом состоянии. Когда топливо выгружается из ядерного реактора подводной лодки, оно, как правило, нормальное, исправное. Другими словами, нет повреждений топливной оболочки и головки для захвата тепловыделяющей сборки. В процессе вынужденного, длительного промежуточного хранения по различным причинам на отдельных сборках появляются дефекты, существенно препятствующие подготовке к вывозу. Такие разрушения тепловыделяющих сборок дополнительно потребовали разработки отдельной технологии обращения с этим дефектным топливом в пунктах хранения и модернизации производства на перерабатывающих производственных объединениях. На это тоже ушло определённое время.

Лишь в 2014 году с участием международных доноров была реконструирована система обращения с ядерным топливом на ФГУП «Производственное объединение «Маяк»». Немного раньше разработали и изготовили новые приспособления, инструмент, транспортные упаковки для пунктов хранения на Северо-Западе и утвердили новые технологии обращения с дефектным топливом в надзорных органах. Таким образом мы решили вопрос обращения с дефектным топливом.

Первоначально комплекс работ по отправке дефектного топлива на ФГУП «ПО «Маяк»» был опробован в пункте Гремиха. По аналогии госкорпорация «Росатом» использовала этот опыт на Дальнем Востоке. Вывоз дефектного топлива стал последним этапом всего комплекса работ по освобождению Дальневосточного региона от ранее накопленного отработавшего ядерного топлива атомных подводных лодок. О результатах проделанной работы доложено президенту Российской Федерации в 2014 году. Это очень важное достижение. Теперь стоит задача завершить вывоз отработавшего ядерного топлива из Северо-Западного региона.

А какие северные объекты сегодня представляют наибольшую опасность?

Первый и самый большой из этих объектов — губа Андреева, куда было доставлено ядерное топливо активных зон не менее 100 реакторов атомных подводных лодок в период их эксплуатации. Причём с этим топливом пришлось обращаться дважды. Сначала его загрузили в штатное хранилище, а после радиационной аварии на этом хранилище в 1989 году перегрузили на временное хранение в переоборудованные ёмкости хранения жидких радиоактивных отходов. Планировалось через пять-восемь лет топливо вывезти на переработку.

Второй объект — это п. Гремиха (Мурманск). Там находится специфическое и единственное в России хранилище активных зон подводных лодок класса «Альфа» с жидким металлическим теплоносителем. В тепловыделяющие сборки загружена уран-бериллиевая топливная композиция.

Третий объект — это г. Мурманск, техническая территория ФГУП «Атомфлот», хранилище, в котором размещено 50 контейнеров с уран-циркониевым топливом от атомных ледоколов, выгруженных из хранилища плавучей технической базы «Лотта».

И четвёртый объект — хранилище плавучей технической базы «Лепсе», которое сейчас находится на судоремонтном заводе «Нерпа» — в филиале АО «Центр судоремонта «Звёздочка»».

Эти объекты уже отрабатываются? Какие достижения есть на данный момент?

Например, из губы Андреева мы начали вывозить ядерное топливо в 2017 году. Уже можно сейчас посчитать и сказать, что за два с половиной года оттуда вывезено 29% общего количества ОЯТ, суммарная активность которого составляет примерно 1 млн кюри из имеющихся 3,5 млн.

ПТБ «Лепсе» — очень сложный объект. Для выгрузки топлива были созданы специальное укрытие, специальный станок, дистанционно управляемое оборудование. На текущий момент времени с этого объекта выгружено 35% ядреного топлива суммарной активностью где-то порядка 220 тыс. кюри. Это очень большая активность, и она представляла потенциальную опасность для г. Мурманска.

Российские специалисты сумели создать технологию, которая позволила безопасно обращаться с этим топливом. В 2018 году на СРЗ «Нерпа» был открыт производственный комплекс по выгрузке, который обеспечивает все необходимые условия работы.

Ранее плавучая техническая база «Лепсе» с ядерным топливом была переведена из Мурманска на территорию СРЗ «Нерпа». На заводе сформировали отдельную блок-упаковку с хранилищем ядерного топлива, и именно она размещена в укрытии. Другая упаковка, с твёрдыми радиоактивными отходами, отправлена в центр переработки радиоактивных отходов в г. Сайда для последующей разборки и переработки.

Выход плавучей технической базы (ПТБ) «Серебрянка» с очередной партией ядерного топлива, выгруженного из хранилища ПТБ «Лепсе», из акватории филиала АО «ЦС “Звёздочка”» – СРЗ «Нерпа» – в г. Мурманск на накопительную площадку ФГУП «Атомфлот» для последующей отправки на переработку

На текущий период ФГУП «Атомфлот» уже выполнило работы по выгрузке двух партий и отправило их за пределы СРЗ «Нерпа». В 2021 году планируется эти работы завершить и ликвидировать ядерно опасный объект.

Директор по государственной политике в области РАО, ОЯТ и ВЭЯРО госкорпорации «Росатом» Олег Васильевич Крюков правильно называет вещи своими именами: мы организовали производство по приведению в безопасное состояние ядерно опасных объектов Мурманской области. Сегодня можно планировать, какими темпами будут выгружаться остальные ядерные материалы, отправляться на переработку, какие транспортные цепочки будут использоваться и какой результат будет получен. Это позволяет гарантировать по времени приведение в ядерно безопасное состояние всей Мурманской области.

В 2019 году обращение с отработавшим ядерным топливом проводилось на трёх объектах, что показывает наивысший с 2004 года темп выгрузки и вывоза топлива из Северо-Западного региона. В 2020 году объём выгрузки будет увеличен и достигнет пикового значения.

Проблема обращения с ядерными отходами Северо-Запада в скором времени будет решена.

На различных совещаниях, конференциях рассматривается проблема реабилитации затонувших и затопленных объектов. Решение данной проблемы очень сложное и дорогостоящее. Госкорпорация «Росатом» с учётом приобретённых компетенций на текущий период готова решать проблемы по реабилитации любого поднятого из воды ядерно опасного объекта. Стоит отметить, что подъём и транспортировка затопленных и затонувших объектов не входит в компетенцию госкорпорации «Росатом».

Есть ли какая-то статистика о количестве затопленных ядерных объектов?

Конечно, существуют учётные показатели о количестве затопленных объектов. Достаточно большая информация содержится в книге «Атомное наследие на дне Арктики», изданной коллективом авторов Института безопасного развития атомной энергетики Российской академии наук (ИБРАЭ РАН). МЧС России ведёт реестр затопленных объектов. По экспертным данным, объём затопленных радиационно опасных объектов исчисляется 18 тыс. объектов.

В 2014 году Европейская комиссия заказала международным организациям провести технико-экономические исследования и разработку плана действий по безопасному и надёжному обращению с радиационно опасными объектами, затопленными в арктических морях.

По оценке экспертов, в общей сложности 17 тыс. затопленных объектов с радиоактивными отходами естественным путём пришли в безопасное состояние, то есть природа сделала своё благородное дело и защитила себя. Из оставшихся 1000 объектов выделены шесть как наиболее опасные, исходя из того, что они представляют определённую угрозу. Это атомные подводные лодки, реакторные отсеки и композиции, где находятся реакторы с ядерным топливом.

Обсуждение результатов разработки проекта INS/2013 /MC.04/13 по затопленным объектам на итоговой конференции международными экспертами и представителями федеральных органов исполнительной власти России в Москве

Далее европейские страны (Италия, Германия, Англия и Норвегия) совместно с ИБРАЭ РАН рассмотрели варианты обращения с этими объектами: стоит их поднимать или не стоит, осуществлять ли мониторинг бесконечное количество лет и так далее. Все варианты были обозначены, для того чтобы можно было принять решение по каждому из объектов.

Каковы оценки специалистов? Какими могут быть последствия при самом неблагоприятном стечении обстоятельств?

Российскими учёными и специалистами выполнен большой объём исследований и расчётов по прогнозированию развития ситуации во времени, проведено моделирование последствий возникновения возможных аварийных ситуаций, оценка воздействия на окружающую среду. Сделан вывод: реальной угрозы эти объекты не представляют и не будут представлять в течение десятилетий, оставаясь лишь потенциально опасными. Вместе с тем нельзя не учитывать возможность преднамеренного негативного воздействия на эти объекты, а также этическую сторону вопроса — обязанность не перекладывать бремя ответственности на плечи будущих поколений.

Согласно итоговому отчёту, для решения проблем с наиболее опасными объектами может потребоваться 256 млн евро, и срок выполнения ориентировочно может составить восемь лет с момента принятия решения и начала работ.

Предполагается, что финансирование может быть и со стороны международных доноров.

Арктик.ру

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *