Александр Никитин: «Надо принять решение, как дальше поступать с РАО ЛАЭС»

Сколько лет в России будет решаться проблема радиоактивных отходов, что нужно делать с плавучей атомной электростанцией в центре Петербурга и почему так важен опыт скандинавских стран для принятия решения по радиоактивным отходам Ленинградской АЭС? На вопросы Гражданского форума ЕС-Россия отвечает Александр Никитин, председатель правления Экологического правозащитного центра «Беллона» (Санкт-Петербург, Россия):

Александр Константинович, большое спасибо, что согласились дать интервью Гражданскому форуму ЕС-Россия. Одно из направлений, которым занимается Экологический правозащитный центр «Беллона», — атомная программа. Что в этой связи особенно Вас беспокоит сейчас? Если возможно, несколько слов о том проекте, который был поддержан Форумом ЕС-Россия, – по гражданскому контролю за обращением с радиоактивными отходами (РАО).

Спасибо за то внимание, которое Гражданский форум уделяет работе центра. В прошлом году мы вместе с нашими партнерами реализовали проект, который касался проблемы обращения с радиоактивными отходами в России и странах ЕС. Проект был направлен на изучение опыта стран Евросоюза по вопросам обращения с радиоактивными отходами, причем работы как общественных групп и организаций, так и отдельных активистов в странах Евросоюза. Мы поставили перед собой цель понять, можем ли мы этот опыт и, если можем, то в какой степени перенести в Россию. Ведь в России за период использования атомной энергетики в мирных и военных целях накоплено огромное количество РАО, около 500 млрд. кубометров. Сейчас встал вопрос того, что радиоактивные отходы должны быть приведены в более безопасное состояние, чем то, в котором они находятся на данном этапе. И нам было важно узнать, как с этим справляются такие государства Евросоюза как Германия, Финляндия, Франция, Швеция, — и именно в эти страны мы отправились.

В первую очередь нас интересовали люди из общественных организаций и групп, их методы работы, возможности, опыт. С моей точки зрения и с точки зрения наших партнеров проект оказался достаточно успешным. Мы получили массу информации и опыта. Мы подготовили обобщающий доклад, который был несколько раз представлен на различных мероприятиях в Москве и Санкт-Петербурге, перед теми людьми и структурами, которые занимаются радиоактивными отходами и связанными с ними проблемами, в том числе вопросами их захоронения, а также перед группами активистов и общественными организациями, которые работают в данной сфере. Мы узнали много интересного, над чем можно работать и что можно внедрить в России. В то же время мы видим, что российская действительность выглядит немного иначе, а законодательство, общественность, российская администрация работают по-другому, чем в странах ЕС, и механически перенести этот опыт невозможно. По моим расчетам, в России проблема обращения с РАО будет решаться, по крайней мере, еще лет пятьдесят.

Мы с вами беседуем в Санкт-Петербурге. В 90 километрах от города находится Ленинградская атомная электростанция (ЛАЭС). Недавно были тревожные сообщения по поводу экспериментальной плавучей атомной электростанции (ПАТЭС) в центре Петербурга. Можно ли использовать тот опыт, который Ваша организация получила во время реализации проекта, в таких случаях? Что можно было бы применить?

Что касается плавучей атомной электростанции, она не размещается, а строится в центре Петербурга. По ПАТЭС мы выступаем против того, чтобы на этом строящемся объекте проводили и выполняли потенциально ядерно-опасные работы. Судостроительный завод может сделать сам корпус этой станции, но все, что связано с ядерными материалами и выполнением потенциально ядерно-опасных работ, должно проводиться не в центре такого города как Санкт-Петербург. Для этих целей есть другие оборудованные базы.

Что касается ЛАЭС, она была построена давно, одной из первых и за это время наработала много радиоактивных отходов. Вопрос заключается в том, что надо принять решение, как дальше поступать с РАО — теми,  которые наработаны и сейчас хранятся на ЛАЭС и вокруг станции. Этот вопрос обсуждается, и тот опыт, который есть в Швеции, Финляндии и других странах, которые мы посетили, конечно, бесценен. Мы его используем для принятия правильного решения по отходам, накопленным на Ленинградской атомной электростанции.

Тем более, что ЛАЭС расположена на берегу Финского залива, а это — единое Балтийское море: и Финляндия, и Швеция кровно заинтересованы в безопасности…

Да, это единое Балтийское море, на берегах которого моря находятся атомные станции и хранилища не только России, но и Финляндии, и Швеции. В Финляндии мы видели, какое хранилище строится там – не только для РАО, но и для ядерных отходов, отработавшего ядерного топлива (ОЯТ). Строительство хранилища ведется под дном Балтийского моря, и опыт Финляндии, аргументы специалистов, хотя, как они говорят, на берегу хранилища достаточно безопасные, надо изучать, учитывать, когда будут выводить из эксплуатации ЛАЭС-1 и когда будут решать вопрос радиоактивных отходов и отработавшего ядерного топлива станции.

Гражданский Форум ЕС-Россия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *