Как хоронят радиоактивные отходы на Урале и в Венгрии

Полигон радиоактивных отходов в Новоуральске Свердловской области готовится принять вторую партию радиоактивных отходов с «Уральского электрохимического комбината». Об этом «URA.RU» сообщили в пресс-службе Национального оператора по обращению с радиоактивными отходами (НО РАО). Приемка контейнеров с отходами должна состояться в конце 2017 — начале 2018 года.

Ранее «URA.RU» писало о запуске в эксплуатацию этого полигона (полное наименование — ППЗРО: приповерхностный пункт захоронения радиоактивных отходов), предназначенного для изоляции твердых радиоактивных отходов 3 и 4 классов, а также о приемке на нем первой партии РАО в декабре 2016-го. Новоуральский полигон стал первым в России пунктом финальной изоляции радиоактивных отходов (откуда они уже больше никуда не будут перевозиться).

На Новоуральском ППЗРО отходы помещают на глубину 7 метров. Для захоронения РАО более высокого класса в России планируется построить хранилище на глубине 500 метров — в скальном массиве в районе Железногорска Красноярского края. Национальный оператор сейчас приступает к реализации первого шага этого проекта — изысканиям и старту проектных работ для сооружения подземной лаборатории, на основе которой (в случае, если испытания покажут положительный результат) и будет строиться хранилище.

Между тем за рубежом подземные хранилища для хранения РАО существуют давно, а опыт их эксплуатации является ценнейшим для специалистов-атомщиков. Одно из новейших хранилищ Европы находится в Венгрии. Специалисты НО РАО побывали в этой стране, чтобы изучить опыт работы такого объекта. Вместе с ними в пресс-туре были и журналисты, в том числе — корреспонденты «URA.RU». Как функционирует подземное хранилище радиоактивных отходов — в нашем репортаже.

250 метров под землей

Хранилище расположено примерно в 120 километрах от столицы Венгрии Будапешта в населенном пункте Батаапати. Это тихая деревушка на 400 жителей: при подъезде к ней повсюду видны поля, на которых пасутся лошади, овцы. Видно скот и на вершине одного из окрестных холмов за деревней. Глядя на умиротворенный пейзаж, никто бы никогда не подумал, что в середине этого холма, в центре скального массива складируют контейнеры с радиоактивными отходами.

После тщательной проверки на КПП попадаем в центральное помещение хранилища. Здесь расположен большой информационный центр, в котором есть большая экспозиция о радиоактивных отходах и истории хранилища, огромный мультимедийный экран для демонстрации фильмов и видеороликов, конференц-зал. «У нас есть еще подземный зал, куда мы приглашаем тех посетителей, которых не можем пригласить в саму шахту (например, учащихся, студентов), — рассказывает руководитель службы по связям с общественностью компании PURAM (оператор по обращению с радиоактивными отходами в Венгрии) Габриэла Хонти. — Это сделано для того, чтобы они могли почувствовать, как будто они находятся в шахте».

Сам подземный объект — это два параллельных тоннеля, которые ведут на глубину 250 метров. Там в стороны от тоннелей отходят огромные ниши длиной 100-метров, шириной 14-16 метров и высотой около 19 метров. Это подземные склады для хранения контейнеров с радиоактивными отходами. «Пока построены четыре камеры, одна уже почти заполнена, вторая вскоре будет вводиться в эксплуатацию, — рассказала „URA.RU“ Габриэла Хонти. — В первой камере сейчас размещен 571 контейнер».

Контейнеры представляют из себя бетонные блоки, в каждом из которых находится по девять бочек с РАО (в основном, это одежда и индивидуальные средства защиты, а также инструмент и приспособления, которые использует персонал венгерской атомной станции Пакш при нахождении в активной зоне).

Установка бочек в контейнеры происходит в подсобном помещении хранилища. Обычных посетителей в эту технологическую зону не пускают, но для российских журналистов и сотрудников Росатома венгры делают исключение (предварительно облачив всех в спецодежду).

«С одной стороны от меня стоят пробные баки, заполненные песком, на которых мы отрабатываем погрузку-разгрузку и технологию взвешивания, — рассказывает сотрудник хранилища. — С другой стороны — баки, в которых отходы со временем перестали быть радиоактивными. Они тоже будут захоронены в первой камере, но не в центре, а по краям — перед тем, как она будет заполнена бетоном и гранитом».

Бочек с отходами, которые требуют немедленного захоронения, в зале нет — их отправляют в хранилище сразу же после получения с атомной станции. Перед этим каждый контейнер закрывается бетонной крышкой, и внутрь него заливается бетон, после чего специальная машина отвозит его в шахту.

Длина спуска 1,7 км — уже через несколько минут мы оказываемся на глубине 200-250 метров, в тупике на дне подземного хранилища. Открываются ворота секции, и взору посетителей предстают ровные ряды серых бетонных блоков. В каждом запечатано по девять бочек с радиоактивными отходами, на каждый контейнер нанесен не только знак радиации, но и штрих, считав который, можно узнать, какие именно бочки с какими отходами в нем замурованы (в том числе, откуда и когда они привезены и их содержимое).

Уровень радиации внутри хранилища не превышает естественного фона (датчик у входа показывает около 20 микрорентген в час). Правда, когда дозиметрист подносит прибор к самому контейнеру, показания дозиметра начинают бежать вверх. На фоне бетонных блоков с радиоактивными отходами журналисты берут интервью у представителей хранилища, а телерепортеры записывают стендап.

Атомный объект в деревне

После экскурсии в подземное хранилище не меньшее удивление вызывает общение с жителями деревушки Батаапати. В России такой объект наверняка вызывал бы нападки со стороны радикальных экологов или оппозиционных политиков. В Венгрии же, в деревушке Батаапати, «страшного и опасного» соседства никто не боится. «Перед тем, как поселок дал согласие на строительство хранилища радиоактивных веществ, мы получили настолько обширную информацию о работе и эксплуатации этого хранилища, что референдум показал почти со 100% результатом, что население не боится и согласно на строительство здесь данного объекта», — говорит мэр деревушки Дарабош Йожефне.

Так было не всегда и не везде: компания PURAM имела и негативный опыт взаимодействия с населением, в частности, во время строительства самой атомной станции в Пакше, а также в одном из населенных пунктов страны при поисках площадки для постройки подземного хранилища для радиоактивных отходов 1 и 2 класса. «Тогда не было такого акцента на работе с населением, — объясняет представитель PURAM Габриэла Хонти. — После неудачного опыта концепция взаимодействия с населением была пересмотрена».

В итоге компания взяла курс на максимальную открытость и прозрачность своей деятельности. Именно поэтому на любом ее объекте есть информационные центры, которые посещают гости, в которых проводят экскурсии, куда привозят школьников и студентов. «С 2005 года, когда начиналось строительство, они посещали только стройплощадку, — рассказывает представитель PURAM. — Когда открылось хранилище, наряду со студентами и населением начали ездить иностранные группы».

По словам Габриэлы, хранилище часто посещают и европейские политики: объект — один из новейших и считается передовым в Европе. У многих общественных «инспекторов» есть свои собственные приборы для измерения радиации (мало того, компания даже проводит обучения по работе с дозиметрами).

Но особое внимание PURAM уделяет работе с жителями Батаапати и окрестных деревень. «Мы постоянно получаем информацию, что там происходит, какие отходы размещены — нас информируют об этом по ТВ, в бюллетенях, в печатных изданиях, в местной прессе, — рассказывает госпожа Дарабош. — У нас сложились очень хорошие отношения и тесное сотрудничество с национальным оператором, который информирует нас по любым событиям, о днях открытых дверей, конференциях, в которых население нашего поселка принимает активное участие».  

«Мы ничего не боимся»

Сами жители поселка — также частые гости хранилища. «Я сама несколько раз была в этом хранилище и даже спускалась под землю, — признается женщина-мэр. — Последний раз — месяц назад. Следующее мое посещение будет, когда в нашей деревне будет отмечаться дни культуры и когда у нас соберутся представители всех близлежащих деревень и поселков. Тогда мы группами по 10 человек будем спускаться туда, чтобы посмотреть, как идет строительство следующих камер хранения».

Помимо «насыщения информацией, правительство Венгрии выстроило и экономическое сотрудничество с населенными пунктами, возле которых находится хранилище радиоактивных отходов (это Батаапати и семь других деревень в ее округе) — государство выплачивает им дотации.

«Ежегодно мы получаем около 158 миллионов форинтов (примерно 40 млн рублей — прим. ред.) — это 90 процентов от бюджета деревни, — говорит ее мэр. — Эти деньги мы можем тратить только под очень строгим контролем. Небольшой процент этих сумму идет на поддержание работы местного совета, большая часть — на содержание учреждений, ремонт зданий. У нас есть свой детский сад на 30 мест, своя начальная школа — что нехарактерно для такой маленькой деревни, как наша. За счет госсредств поддерживается около 20 различных учреждений».

При этом само хранилище радиоактивных отходов можно считать «градообразующим» для Батаапати: его жители работают на объекте на самых различных должностях — от водителя и охранника до бухгалтера. «Мы живем здесь счастливо и ничего не боимся», — улыбается женщина-мэр маленькой деревни.

Опыт Венгрии о том, как можно выстраивать коммуникацию с населением по поводу деятельности объектов, связанных с радиацией, в России сегодня более чем востребован. Российский «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами», созданный в 2011 году специально для решения задач по захоронению радиоактивных отходов, находится в самом начале своего пути.

«Мы обязательно будет создавать в городах присутствия нашей компании информационные центры, чтобы в них могли приходить посетители, выпускать книги и видеоролики, выстраивать диалог с местными властями и сообществом, — говорит руководитель центра по связям с общественностью НО РАО Никита Медянцев. — Будем делать все для того, чтобы открыто и доступно рассказывать об изоляции радиоактивных отходов. О том, как делать это максимально безопасно для сегодняшних и завтрашних поколений».

URA.RU

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *