Продолжается обсуждение пункта изоляции РАО вблизи Новоуральска

В среду в онлайн формате прошёл круглый стол по итогам завершения общественных обсуждений материалов обоснования лицензии на эксплуатацию второй очереди пункта окончательной изоляции радиоактивных отходов (ПЗРО) 3 и 4 класса вблизи г. Новоуральск (Свердловская область) и материалов оценки воздействия на окружающую среду.

Организаторы слушаний – представители Национального оператора по обращению с радиоактивными отходами (ФГУП «НО РАО») – прошлись по ряду вопросов, полученных в ходе распространения опросных листов среди местного населения, и ответили на вопросы членов Общественного совета Госкорпорации «Росатм».

К 2015 году в России было накоплено около 410 млн куб. м жидких и 83 млн куб. м твёрдых радиоактивных отходов (РАО). Ещё 60 млн куб. м жидких радиоактивных отходов (ЖРО) захоронены в пунктах глубинного захоронения РАО. Основная часть РАО находится на промышленных площадках «Росатома». Большая часть – в пунктах временного хранения, рассчитанных на ограниченное количество времени.

В том же году в закрытом административно-территориальном образовании (ЗАТО) Новоуральск была введена в эксплуатацию первая очередь приповерхностного пункта захоронения радиоактивных отходов. Сыграл фактор близости площадки к Уральскому электрохимическому комбинату. Это логично, потому что чрезмерная отдаленность от производства увеличивает стоимость перевозок радиоактивных отходов и уменьшает безопасность при их транспортировке.

Строительство второй очереди ПЗРО началось в 2018 году. Эксплуатировать хранилище предполагается до 2036 года. Далее – закрытие и консервация на столетия. К сожалению, наши потомки найдут в этом месте радиоактивный могильник, а не пионерскую капсулу с оптимистичным посланием из прошлого и вопросами о жизни при наступившем коммунизме.

В 2020 году из-за пандемии COVID-19 Администрация Новоуральского городского округа решила провести общественные слушания в формате опроса, прошедшего в период с 22 по 28 августа. Информация об опросе была размещена в СМИ. 173 Человека изложили свои замечания, предложения и вопросы, на которые сегодня ответили представители Национального оператора (ФГУП «НО РАО»).

«Это непривычный формат для всех», – сразу высказалась заместитель директора Научно-исследовательского института проблем экологии Татьяна Евсеенкова, рассказав о том, что опросные листы распространялись среди населения города, их шаблон был выложен в интернет, а в местной библиотеке и филиале Национального оператора можно было посмотреть материалы обоснования лицензии, скачать и заполнить листы и отправить их на электронную почту.

Кадр из презентации ФГУП «НО РАО»

Информация была разослана по местным общественным и образовательным организациям. Граждане жаловались на «большой объём документов с технической информацией», что по логике вещей можно было предвидеть заранее. Несмотря на это, по результатам опроса, 95% респондентов ознакомились с материалами обоснования лицензии, а директор департамента лицензирования и разрешительной деятельности ФГУП «НО РАО» Владимир Коновалов прокомментировал возникшие у граждан вопросы.

Людей беспокоит период после закрытия ПЗРО. По словам Коновалова, Национальный оператор будет осуществлять радиационный контроль на всём протяжении существования пункта захоронения. Его границы не смогут изменить «никакие органы власти», речи о строительстве жилья рядом с могильником не идёт. ПЗРО накроют защитным экраном толщиной в 2-3 метра. Качество бетона будут контролировать, взяв образцы во время строительства, чтобы отслеживать его состояние в дальнейшем.

«Это вклад в экологию», – заявила эксперт департамента по связям с общественностью и СМИ ФГУП «НО РАО» Татьяна Лытенкова. По её словам, контейнеры будут безопасно храниться в пункте захоронения, не представляя угрозы для местного населения. Она считает, что это лучшая альтернатива временным пунктам хранения и открытым площадкам, на которых хранится РАО.

Один из местных жителей поинтересовался у специалистов Национального оператора, готовы ли они построить на территории «зоны отчуждения» дачу и пригласить туда внуков. Эксперты сослались на безопасный опыт немцев, французов и корейцев (у последних один из ПЗРО находится под национальным парком), оспорили уместность употребления термина «зоны отчуждения» применительно к этому проекту, но скромно умолчали об отдыхе с внуками поблизости пункта.

Эксперты отметили, что мониторинг территории ведётся постоянно. Есть общественный контроль, людей приглашают на взятие проб. «Мы на постоянной основе проводим мероприятия, но всё свернулось из-за коронавируса. В следующем году мы проведем мероприятия и восстановим информационный баланс в городе», – пообещала представитель Национального оператора.

Пока речи о расширении ПЗРО не идёт, согласно заявлению Лытенковой на данном этапе пункт финальной изоляции покрывает потребности Уральского электрохимического комбината. «Если УЭХК скажет, что образуется больше РАО, чем запланировано, тогда будет стоять вопрос о расширении объекта. Но тогда придётся проводить новые исследования и новые общественные обсуждения», – сказала она.

Представитель Национального оператора коснулась вопросов преференций, зная о том, что во Франции существует подобная практика, при которой в бюджет местной коммуны, где строится ПЗРО, идёт больше налогов. К сожалению, в законодательстве РФ не предусмотрены подобные меры, но согласно словам Лытенковой, Национальный оператор «имеет возможность оказывать благотворительную помощь, оказывая поддержку местным учебным заведениям». Увы, участники круглого стола так и не услышали от выступающих ни одного конкретного примера подобной помощи при строительстве первой очереди ПЗРО.

Среди отзывов граждан были и призывы отказаться от производства и захоронения радиоактивных отходов. Однако вряд ли представители Национального оператора уполномочены заниматься вопросом производства отходов. «Всё, что наше поколение произвело, мы должны убрать, собрать и захоронить в нескольких местах, если быть точным», – заявил директор департамента лицензирования и разрешительной деятельности ФГУП «НО РАО» Владимир Коновалов.

Участники обсуждений. Справа снизу директор «Беллоны» Александр Никитин  

«Мы с уважением относимся к тем, кто имеет собственное мнение по данному вопросу», – заверил участников круглого стола генеральный директор «Беллоны», председатель Комиссии по экологии Общественного совета «Росатома» Александр Никитин, поинтересовавшись, есть ли среди них те, кому не понравилась альтернативная форма общественных обсуждений. Таких не нашлось.

С одной стороны слушания в формате распространения опросных листов позволяют снять социальную напряженность и получить более вдумчивые и конкретно сформулированные вопросы общественности. Это действительно вынужденные меры в период пандемии. С другой стороны, подобный формат может рассматриваться в качестве попытки ухода от дискуссии с гражданами, потому что не предполагает продолжительного диалога. Известный документальный формат «Вопрос-ответ» напоминает чиновничий футбол, где всегда выигрывает команда власти.

Тем временем в России продолжаются поиски площадок для финальной изоляции радиоактивных отходов. Рассматриваются площадки в Северо-Западном, Центральном и Приволжском федеральных округах. По каждой из них будут проводиться подготовительные информационные мероприятия, подобные сегодняшнему. Задача неравнодушных граждан состоит в том, чтобы активно участвовать в них и контролировать исполнителей на всех стадиях реализации таких сложных проектов, при необходимости обращаясь к помощи независимых экспертов и экологических НКО.

Всеволод Левченко (Беллона.Ru)

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *