Хранилища радиоактивных отходов в Венгрии: как это работает

Этой осенью делегация экспертов и журналистов из Томской области побывала в хранилищах радиоактивных отходов в Венгрии.

Один из этих пунктов — временный — работает при единственной венгерской атомной электростанции Пакш недалеко от одноименного города. Второй — пункт финальной изоляции радиоактивных отходов находится в местечке Батаапати, в холмистой местности на левом берегу Дуная.

Как функционируют эти специфические предприятия — в нашем обзоре.

Хранилище в Пакше

Хранилище радиоактивных отходов (РАО) в венгерском городе Пакш, точнее, недалеко от него, расположено возле единственной в Венгрии атомной станции.

Четыре реакторных блока АЭС Пакш являются источником образования большей части радиоактивных отходов в стране. Отработанное ядерное топливо здесь не перерабатывают — это экономически неоправданно, а изолируют в пунктах хранения РАО.

В год 4 блока водо-водяного энергетического реактора мощностью 440 МВт, разработанного еще в СССР, производят 170 кубометров компактированных твердых радиоактивных отходов, и 270 кубометров непереработанных жидких радиоактивных отходов в год. Отработавших тепловыделяющих сборок из реакторов в год набирается 380 штук. Отходов, не связанных с работой АЭС — около 30 кубометров в год.

В следующем году начнется строительство еще двух реакторов, на сей раз, российских, соответствующий договор между Венгрией и РФ был подписан в 2014 году.

Советским оборудованием на станции довольны — говорят, никаких нареканий. В центре управления до сих пор можно видеть работающие панели дизайна начала 80-х, хотя кое-где к ним и добавили современные датчики:

На самой атомной станции нам дают снять исключительно информационный центр, где и размещены все эти фото, сувениры и познавательные экспонаты — за год через него с экскурсиями проходят 2500 тысячи человек. Встречает на входе посетителей аквариум-макет станции.

Можно сфотографировать и часть территории возле АЭС — небольшой сквер с символическим фонтаном и памятниками ученым, возле проходной — благоустроенная территория. За фонтаном виднеется огромный паркинг для сотрудников станции.

Въезды, входы, систему охраны снимать запрещено. Во время экскурсии нашу группу сопровождает вооруженный охранник.

В очередном административном здании, в которое мы попадаем на пути к первому хранилищу радиоактивных отходов, есть подробная диорама всей площадки. На ней можно увидеть комплекс АЭС Пакш целиком, включая и временные хранилища РАО — это пять желтых высоких зданий:

В них мы и отправляемся. Так выглядят корпуса временного хранилища радиоактивных отходов снаружи:

А так — изнутри:

Попасть сюда можно только преодолев пеший 33-метровый подъем по лестнице. Под каждой плиткой на полу — стержни отработанного топлива со станции:

На выходе — емкости, куда можно отправить бахилы, автоматически считающиеся загрязненными после похода в зал. Они, как и другая спецодежда, будут потом отправлены на хранение в венгерский пункт финальной изоляции радиоактивных отходов в деревне Батаапати:

Прежде чем попасть сюда, отходы консервируются в бетонные капсулы. Здесь стержни накапливают после извлечения из реактора и транспортируют в хранилище:

Увидеть, как это происходит, можно в ролике компании PURAM, государственного агентства по обращению с РАО в Венгрии:

Яркий желтый свет во многих помещениях хранилища — одна из степеней защиты, она поддерживает в сотрудниках чувство опасности.

Пункт управления хранилищем невелик:

На выходе из помещений хранилища все проходят через специальный пункт проверки на загрязнение:

Следующий в нашем списке — пункт финальной изоляции радиоактивных отходов в Батаапати.

Финальная изоляция

Батаапати — один из 109 населенных пунктов в графстве Тольна — или, как называют эту административную единицу по-венгерски, медье, к юго-востоку от знаменитого венгерского озера Балатон.

Это маленькое местечко в невысоких, но довольно протяженных холмах Гересди, чьи склоны занимают около 250 квадратных километров. Первое письменное упоминание Батаапати приходится еще на 1267 год — на тот момент это бенедиктинское аббатство. Позднее, с 18 века, это собственность знатной и известной семьи Аппоньи, среди выходцев из которой и несколько имперских послов, и албанская королева Геральдине, и даже канцлер Венгрии. Сейчас здесь живет 400 с небольшим жителей.

Список достопримечательностей сегодняшней Батаапати в Википедии невелик — в нем особняк и ферма семьи Аппоньи, часовня и церковь 18 века, старая стеклянная хижина в лесу и… пункт финальной изоляции радиоактивных отходов.

Научно-исследовательские работы по его устройству начались еще в 1977 году, введен в эксплуатацию пункт был в 2012-м. Сюда помещают низко- и среднеактивные отходы: главным образом, оборудование, инструменты и защитную спецодежду с АЭС Пакш.

Благодаря размещению здесь пункта финальной изоляции, все окрестные деревеньки получают существенные дотации из Центрального атомного фонда. Например, из этих средств финансируются своя школа, культурный центр, детский сад, озеленение, ремонт дорог и освещение. В том числе, в Батаапати издается местная газета — половина выпуска рассказывает о деятельности компании, половина отдана под нужды поселения. Кроме того, местных жителей берут на работу в компанию в первую очередь. Кроме прочего, есть у них и небольшая скидка на кабельное ТВ. Недовольных немного — в 2010 году их было около 10 процентов, к 2015 осталось 5%. Хотя периодически некоторые политические партии используют тему атомной энергетики в своих кампаниях чтобы взбудоражить публику, получается это не очень успешно.

Вокруг — идиллические пейзажи с овечьими стадами и виноградниками. Сам пункт — это административные здания и почти двухкилометровый туннель вглубь гранитного холма, ведущий в расположенные там камеры хранения РАО. Именно его можно увидеть на этом экране:

Внутри административного здания небольшой, хорошо оборудованный информационный центр, в котором проводят просветительские занятия — в том числе, интерактивные занятия и квесты для школьников. Кстати, дни открытых дверей для местных жителей здесь тоже бывают.

На поверхности расположены также служебные помещения и площадка для упаковки РАО.

Ограничений на съемку внутри объекта нет — правда, только заранее аккредитованной техникой, снаружи снимать нельзя, телефоны и сумки мы оставляем в информационном центре. На сей раз, на протяжении всего визита нашу группу сопровождает автоматчик. Его, как и системы безопасности, снимать нельзя.

Прежде чем попасть на площадку, смотрим служебные помещения — раздевалка для персонала, душевые, комната дозиметристов:

Дозиметры тут представлены в ассортименте — от компактных персональных, которые каждый сотрудник носит в ежедневном режиме:

до переносных:

и, конечно же, стационарных — особенно в тех помещениях, где работают непосредственно с отходами:

Есть дозиметры от надзорных организаций — если что-то произойдет, сигнал поступит на пульт операторов. Измеряются все виды излучения.

Нашу делегацию переодевают в халаты, каски и бахилы. Позднее мы пару раз сменим бахилы, переходя из помещения в помещение. Их, как и другие средства защиты, здесь же позднее и отправят на изоляцию. Везде практически стерильная чистота:

Помещение устроено таким образом, что из-за перепадов давления во время открывания дверей воздух может только попасть вовнутрь, но не выйти наружу.

Эти бочки заполнены разнообразными отходами — в том числе, изотопами из рентгеновских аппаратов (они помещены в специальные контейнеры, а уже потом — в бочки). В дальнейшем здесь же они помещаются в специальные бетонные контейнеры (9 штук в каждом) и заливаются цементом, превращаясь в компактные блоки для хранения весом около 7,8 тонн каждый.

В течение 7 дней после этого бетон «отдыхает» — прежде чем отправиться на вечное хранение:

В этом году упаковка контейнеров уже завершена, поэтому увидеть сам процесс нам не удается. Бочки, которые стоят сейчас в зале, не опасны — в части из них полураспад уже завершен и фон нулевой, в части — невысок. Всего в зале может находиться 3 тысячи бочек.

Содержимое бочек не особо радиоактивно — здесь все-таки пункт для низко- и среднеактивных отходов. Если провести дозиметром вдоль бочки, в разных ее местах цифры будут разными, в зависимости от того, какова степень загрязнения лежащих внутри предметов.

При помощи этого погрузчика бочки и готовые контейнеры перемещают по залу временного хранения:

После упаковки, бетонные блоки по тоннелю доставляются в камеру финальной изоляции, расположенной на глубине 250 метров под поверхностью земли и на нулевой отметке от уровня моря. Мы отправляемся туда на микроавтобусе:

Стены тоннеля, пробитого в гранитных породах, покрыты бетоном:

Кое-где в подземной пещере вода пробует пробить себе путь и начинают образовываться сталактиты и сталагмиты:

Еще одни ворота. За ними — первая камера:

Вторая камера еще строится:

Ну, а первая на данный момент, уже заполнена упаковками:

В помещении, как и везде здесь, чисто:

Сейчас в первой камере находится 537 контейнеров — это 4833 бочки. На каждом — штрих-код. По нему можно понять, что внутри, когда контейнер был помещен в хранилище и так далее. Содержимое всех контейнеров описано и помещено в специальную базу данных, включая и место размещения контейнера в камере:

Когда-нибудь эти бочки, помещенные в бетон, деградируют — но произойдет это очень нескоро. Пока же их просто оставляют под замком:  

Выезжаем из тоннеля, возвращаемся в здание. На выходе группу ждет обязательная проверка дозиметром. Все чисто.

Следующая ступень в деле хранения радиоактивных отходов — создание глубинных пунктов финальной изоляции.

В России «НО РАО» планирует строить такой пункт и уникальную подземную лабораторию в скальном Нижне-Канском массиве Красноярского края. В 2015 году оператор получил положительное заключение государственной экологической экспертизы на ее сооружение, и именно она должна будет провести весь комплекс исследований и дать заключение о возможности безопасной изоляции в этом скальном массиве радиоактивных отходов 1-го и 2-го класса.

В Венгрии введение в эксплуатацию глубинного пункта для РАО запланировано на 2064 год. Тогда топливо, которое хранится сегодня в Пакше, будет перемещено в этот пункт. Предполагается, что он будет оборудован в глинах, на глубине около 1000 м.

Проект по захоронению высокоактивных отходов в глинах существует и во Франции, где длительное время работала подземная исследовательская лаборатория. В минувшем году был подписан правительственный акт о начале создания пункта отходов, поэтому Франция находится ближе к моменту открытия такого пункта.

Но первой страной, у которой получится это сделать, будет Финляндия — там планируется начать лицензирование глубинного пункта Онколо уже в 2020 году. Его строительство, начатое в 2004 году, идет полным ходом. Сейчас финны находятся уже на глубине 500 м. в гранитных породах, где и планируется расположить пункт. Он заработает на острове Олкилуото в Балтийском море, где расположена одна из двух финских атомных станций.

Хранилище под Ботническим заливом будет достаточно большим, чтобы складировать контейнеры с отработанным топливом около ста лет — до 2120 года. После чего вход в туннель будет забетонирован и засыпан грунтом. Когда-нибудь литосферная плита с ним сдвинется вверх и окажется на суше — но это случится уже через сотни тысяч лет.

Текст, фото: Елена Фаткулина («Томский Обзор»)


Комментарии: