Каджи-Сай: крупнейшее кладбище радиоактивных отходов Кыргызстана

В киргизском селе Каджи-Сай находится одно из крупнейших захоронений радиоактивных отходов. Их объем сопоставим с 18-этажным домом! В советское время здесь добывали уран для производства атомных бомб. Через несколько лет выяснилось, что в породе содержится малое число радиоактивных элементов, и производство закрыли.

Урановые отходы пролежали там полвека. Эксперты первыми забили тревогу: возник риск, что очередной крупный сель смоет радиоактивные залежи в Иссык-Куль. Уже два года на хвостохранилище вовсю кипит работа, рассказывает бригадир Бакыт.

«Наши рабочие укрепили хвостохранилище, построили дамбы, чтобы селевые потоки не могли унести «фонящий» мусор в озеро. Это будет веками лежать, главное — не трогать», — рассказал он.

2,4 миллиона долларов на проведение работ выделил «Росатом» совместно с правительственными структурами государств — членов ЕврАзЭС. Скоро работа по перезахоронению радиационных отходов подойдет к концу. На объекте трудятся два десятка человек, чье здоровье постоянно проверяют радиологи.

«Когда выкапывали эти отходы, замеряли уровень радиации. Датчики показали высокий радиационный фон. Хуже всего то, что в первые годы независимости местные жители сами выкапывали «фонящий» металл и продавали его, — просто им нужно было хоть как-то зарабатывать на хлеб. Это было очень опасно, власти потом долго пытались отыскать опасный металл. Нашли не все», — поделился мужчина. Бакыт рассказал, что при перезахоронении из-под тонн земли доставали огромные машины, станки, небольшие платы урана и даже части самолета.

Я живу рядом с кладбищем радиационных отходов

У Толкунбека байке вся жизнь связана с Каджи-Саем. 30 лет мужчина проработал на одном из главных объектов Иссык-Кульской области — местной угольной шахте. Она была настолько богатой, что обеспечивала углем треть области.

От его дома до бывшего места работы буквально пять минут пешком. На месте входа в шахту остались лишь небольшие ямы. Мужчина 30 лет проработал там забойщиком. Он рассказал, что застал те времена, когда в Каджи-Сае из угля добывали уран.

«Здешний уголь содержал уран. Его перерабатывали и добывали радиоактивное топливо. Ученые проводили исследования. Ходили слухи, что под одним из здешних кладбищ они нашли пласт урана в три метра! Такой в природе встречается крайне редко», — вспоминает Толкунбек байке.

От зданий, в которых трудились рабочие, остались только облупленные стены. Говорят, что они даже сейчас «фонят».

Уран здесь разрабатывали недолго. Исторические справки о Каджи-Сае свидетельствуют, что радиоактивных элементов в породе было слишком мало, из-за этого добычу урана остановили, а урановый завод переформатировали в экспериментальный электротехнический.

«После того как закрыли производство урана, здесь появилось хвостохранилище. Под землю закапывали пропитавшуюся радиацией технику и небольшие пласты урана», — рассказал он.

Толкунбек байке вспоминает, что после распада СССР в поселке начался хаос. Электротехнический завод, известный на весь Советский Союз, несколько раз закрывался.

«После того как страна обрела независимость, шахты проработали еще пять лет. Потом их закрыли. До сих пор под землей находятся тонны угля. А нам оставалось искать пути для выживания», — он махнул рукой в сторону голых кирпичных стен. Когда работы в поселке не стало совсем, жители разобрали по кирпичам несколько цехов, рассказал мужчина.

«Первое время после развала СССР люди еще как-то жили на старых запасах, потом начали сами добывать медь, железо, уголь. У всех семьи, нужно было кормить детей, вот и шли на это, чтобы буханку хлеба домой принести», — вспоминает он. Из-за того что в поселке не осталось работы, многие просто уехали, остались только старики и дети, рассказывает Толкунбек байке.

Воровали, чтобы прокормить детей

Улан — один из тех, кто преуспел в условиях независимого Кыргызстана. Он на аукционе выкупил старые советские здания и стал производить там брусчатку и столярные изделия.

«После того как Союз распался, эти цеха несколько раз пытались возродить. Когда предприниматели в очередной раз стали банкротами, суд выставил помещения на аукцион. У меня были деньги, вот я и стал новым хозяином», — вспоминает Улан. Мужчина говорит, что радиационный фон не ощущает ни он, ни его работники.

«Мы все местные, иссык-кульские, всю жизнь здесь живем. Даже если какая-то малая часть радиации присутствует здесь, на нас она не действует. Да и времени нет думать о таких вещах», — поделился он.

Мужчина с грустью вспоминает времена после распада Союза. Говорит, что воровать в 90-х приходилось всему селу: надо было выживать.

«Воровали все. Тогда за это не наказывали, просто никто не обращал внимания на наше село. О нас забыла вся страна, вот и пришлось выкручиваться», — поделился он. Тогда же у Улана скончалась жена — ее не смогли спасти во время родов. С тех пор он в одиночку воспитывает пятерых детей, а сегодня помогает и внукам.

Двухкомнатные квартиры стоили 6 тысяч сомов

В Иссык-Кульской области активно развивается туризм. Каджи-Сай не исключение. На турпорталах можно найти десятки объявлений сельчан о сдаче жилья в аренду по приемлемым ценам.

А ведь всего 15 лет назад большинство домов в Каджи-Сае пустовало, вспоминает местная жительница Айгуль.

«Почти все квартиры этого дома пустовали много лет. Жильцы продавали их за бесценок — ну сами посудите, что такое 6 тысяч сомов для двухкомнатной квартиры? Только их никто не покупал, денег не было ни у кого», — делится воспоминаниями женщина. Однако в последние годы местные жители стали возвращаться в Каджи-Сай. Сейчас двухкомнатную квартиру дешевле, чем за 6 тысяч долларов, не купишь.

«Они приезжают сюда на лето, некоторые даже из-за границы. Родина все-таки, да и хорошо здесь летом: озеро рядом и не жарко. Жизнь тут дешевая», — рассказала она.

…Юрий Яковлев родился и вырос в Каджи-Сае. В молодости уехал, жил в Казахстане, России, но вышел на пенсию и решил вернуться на малую родину.

«Я пожил в Казахстане, в Барнауле, старость хочу встретить в родном селе. Здесь хорошо: погода и зимой, и летом приятная. Вы посмотрите, какая здесь черешня! Где только не был, но такого не видел! Тем более у меня здесь мама, нужно за ней ухаживать, ведь недавно не стало отца. Сначала я хотел ее перевезти к себе, но потом мы решили, что нам обоим будет лучше в Каджи-Сае», — поделился Юрий.

Его маме Тамаре Яковлевой 85 лет, всю свою жизнь она провела здесь. Сначала работала на угольной шахте, а потом пошла на гальванический завод.

«Мы выпускали продукцию для оборонной промышленности. Работали с кислотой, из-за ядовитых испарений сотрудников часто рвало кровью. Я, может, и уехала бы отсюда, но здесь познакомилась с мужем. Мы больше 50 лет вместе прожили, совсем недавно его не стало…» — рассказала пенсионерка. Юрий не скрывает, что получает российскую пенсию — около 15 тысяч сомов. Этих денег хватает, чтобы безбедно жить на Иссык-Куле в небольшом домике на одной из главных улиц Каджи-Сая.

…Пока мы разговаривали с Тамарой Николаевной, Юрий нарвал нам той самой черешни размером с абрикос. «Это из-за радиации она такая огромная и черная. Шутка!» — добавил он.

Светлана Федотова (Sputnik Кыргызстан)

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *