Экологи готовятся очистить Арктику от радиоактивного мусора

Мусор в Арктике скапливался десятилетиями. При этом ученые не на шутку встревожены: многие технологические отходы представляют серьезную опасность, в том числе и радиационную.

Сантиметр за сантиметром продвигаясь вдоль корпуса субмарины, глубоководный аппарат, словно разведчик, оценивает обстановку: обследует обшивку, берет необходимые пробы.

Наследие холодной войны — под толщей ледяной воды — подводные лодки, атомные реакторы, контейнеры с радиоактивными отходами.

Подобные объекты, особенно затопленные аварийно, в будущем могут стать опасными, когда время и агрессивная морская вода разрушат их оболочки. К таким ученые относят атомоход К-27, затопленный 30 лет назад в заливе Степового и атомную подводную лодку К-159, затонувшую в Баренцевом море при буксировке к месту утилизации.

«В этом году мы исследовали Новоземельскую впадину, в которой лежат крупные блоки радиоактивных захоронений, и исследовали, условно говоря, потенциально самые сильно загрязненные заливы Новой Земли. Мы опускаем здесь подводные аппараты, запускаем внутрь обшивки для того, чтобы понять, есть ли там какое-нибудь истечение. Результаты этого года показали: никаких истечений нет», — сообщил биокеанолог, заместитель директора Института океанологии им. П.П.Ширшова РАН Михаил Флинт.

Только силами Минобороны за 2016 год было собрано 6,5 тысяч тонн металлолома. В 2015 году под Мурманском открыли и современный комплекс по переработке радиоактивных отходов. Но работы по-прежнему много.

Несмотря на колючесть и белое безмолвие, природа Арктики, как доказали ученые, очень чувствительная и хрупкая. Даже содранные с камней мхи и лишайники — след от вездехода — затягивается в тундре несколько лет. То же самое касается и арктических морей.

В последнее десятилетие Институт океанологии организует масштабные научные экспедиции. В этом году на борту корабля было почти 80 ученых: биологов, геологов, химиков, метеорологов, — комплексно изучавших Арктику. Они исследовали, насколько вредят экосистемам Крайнего Севера вирусы; обнаружили особые бактерии, питающиеся вместо солнечного света метаном; открыли, что Карское море никогда не будет богато рыбой, в отличие от соседнего Баренцева, хотя казалось бы — льдов в Арктике стало почти в половину меньше. Глобальное потепление прогрело воду, но в ней все равно не смогут размножаться водоросли — корм морских обитателей.

«Это связано с огромным речным стоком, который происходит из Енисея и Оби, которые сконцентрировали в Карском море некое пресное водное одеяло, препятствующее обмену биогенными элементами с глубин на ту поверхность, которая облучается солнечным излучением, и где может произрастать фитопланктон», — объясняет директор Института океанологии им П.П.Ширшова РАН Роберт Нигматулин. 

Но, пожалуй, самое важное открытие экспедиции Института океанологии связано с перспективой освоения шельфа арктической зоны. Они сделали пока частичное зонирование территорий, отделили районы, которые справятся с антропогенной нагрузкой — с добычей и транспортировкой нефти и газа — от чрезвычайно чувствительных природных зон по площади очень небольших, но от которых, как стало понятно из исследований, напрямую зависит жизнь и здоровье всей огромной территории Арктики.

Ольга Герасименко (Первый канал)

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *