Построят ли пункт захоронения РАО в Коми?

Заявление врио главы Коми Сергея Гапликова о том, что корпорация «Росатом» не планирует сооружение пункта захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО) на территории поселка Водный под Ухтой, не сильно успокоило местных жителей. А ряд экологов-активистов сочли, что заявление это и вовсе не является гарантией отмены опасного для их жизни и здоровья проекта. «Общественный контроль» попробовал разобраться в этой запутанной проблеме:

Расплата за прошлое

В 1926 году на месте будущего поселка Водный в 25 км от Ухты геологическая экспедиция обнаружила в пробах воды необычайно высокое содержание радия, и в 1931 году там появились первые в мире заводы по переработке радиоактивных вод. Радийный промысел действовал до 1956 года, добытый элемент использовался для создания ядерного оружия. Но отходы опасного производства тогда хранить не умели, в результате на берегах реки Ухты образовалась радиоактивная свалка. По данным Института биологии Коми научного центра УрО РАН, на этой территории скопилось более 10 тысяч тонн отвалов!

И только весной 2013 года дирекция по ядерной и радиационной безопасности государственной корпорации «Росатом» представила местным жителям Концепцию проекта по реабилитации загрязненных территорий, разработанную ОАО «РАОПРОЕКТ» (Санкт-Петербург).

Концепция сразу же вызвала у вполне искушенных жителей поселка настороженность. В первую очередь их смутило место, выбранное для ПЗРО. Радийный могильник решили соорудить рядом с дачным массивом, фактически в черте города Ухты, где, кстати, по генеральному плану предполагается жилая застройка. А пока это одно из любимых мест отдыха горожан на берегу одноименной реки.

Кроме того, по этому участку проходит водораздел рек Нефтянка и Лун-Вож, что создает угрозу широкого радиационного заражения водотоков на огромной территории. К тому же неподалеку находятся Ярегское нефтяное месторождение и крупнейшее в России перспективное месторождение титана. А по закону на месте месторождений полезных ископаемых строить подобные объекты нельзя.

Но более всего людей насторожила емкость ядерного могильника — 222 тысячи кубометров, однако согласно той же Концепции, объемы радиоактивных отходов возле Водного составляют всего 12 тысяч кубометров. Сразу появилось подозрение, что сюда начнут со всей страны свозить радиоактивные отходы и хоронить в этом могильнике.

По словам одного из самых активных противников строительства ПЗРО, председателя ижемского землячества «Изьватас» в Ухте Валерия Чупрова, среди партнеров проекта крупные атомные электростанции, такие как Белоярская, Балаковская, Билибинская АЭС, а также федеральное государственное унитарное «Предприятие по обращению с радиоактивными отходами “РосРАО”». Не исключено, что свои отходы они будут отправлять под Ухту.

Первая точка в решении проблемы

Как только стало известно об этом опасном проекте, в Ухте сразу образовалась инициативная группа, которая принялась собирать подписи против строительства ПЗРО. В одном из обращений говорилось:

«Завтра может быть уже поздно! Уважаемые жители Республики Коми! Если произойдет строительство могильника радиоактивных отходов в центре республики, отсидеться не удастся никому: ни в Воркуте, ни в Летке, ни в Сыктывкаре, ни в любом другом уголке Коми края. Надо сделать все возможное, чтобы эта общая проблема не стала нашей общей бедой. Скажем НЕТ планам “Росатома”! Скажем ДА чистой среде обитания жителей Республики Коми!»

За кратчайшие сроки инициативная группа собрала несколько десятков тысяч подписей.

Тогда для разрешения проблемы действовавший в то время глава Коми Вячеслава Гайзер создал рабочую группу из 37 человек, в которую вошли представители общественности, органов исполнительной власти и местного самоуправления, депутаты и ученые. Кстати, не все были противниками ПЗРО. В частности, сотрудник Института биологии КНЦ УрО РАН Андрей Кичигин заявил:

— Мировая практика знает три способа обращения с радиоактивными отходами. Первый — оставить на месте все, как есть. Второй — рассеять их в окружающей среде. Третий способ — изолировать радиоактивные отходы от окружающей среды. В настоящее время законным является только третий способ. Поэтому разговоры о том, чтобы провести реабилитацию без строительства ПЗРО, нужно прекратить. Эти требования будут свидетельствовать о невежестве.

По мнению ухтинцев, если загрязненные участки передать федералам, то они обязательно построят ПЗРО, не считаясь с мнением местного населения

С большим трудом сторонам удалось найти общий язык и выработать общие предложения. Они предполагали контроль со стороны общественности и госучреждений региона за проведением восстановительных работ и все-таки отказ от второй очереди проекта, предусматривающего строительство ПЗРО. Эти предложения вошли в подписанное губернатором Коми обращение на имя главы «Росатома» Сергея Кириенко.

В начале прошлого года на одной из пресс-конференций Вячеслав Гайзер сообщил, что после очередной встречи рабочей группы он подписал все необходимые документы в адрес руководителя «Росатома» — с ним нет никаких разногласий.

— Хочу сказать публично: нет такой проблемы, никогда не будет никакого строительства ПЗРО на территории Республики Коми, — подчеркнул тогдашний глава региона. — Все решения, которые принимаются по утилизации радиоактивных отходов, — вне рамок возможного строительства ПЗРО.

Казалось, точка в этом вопросе поставлена, однако новому руководителю региона Сергею Гапликову пришлось вновь заняться этой проблемой.

«И вновь продолжается бой»

Активисты инициативной группы против строительства могильника радиоактивных отходов рассказали корреспонденту ОК-информ, что новые тревоги жителей Ухты и окрестных поселков спровоцировали непонятные действия теперь уже бывшего руководителя администрации города Александра Бусырева. Он, не советуясь с горожанами, начал предпринимать шаги, которые вели к возобновлению опасной идеи и неоднократно на различных мероприятиях высказывал сожаление об отсутствии ПЗРО, из-за чего нет возможности решить проблему загрязненных радиацией участков.

Незадолго до своей отставки, 15 июня нынешнего года, он принял участие во встрече активистов-противников радийного могильника и предложил загрязненные отходами участки земли передать под юрисдикцию федерального центра, после чего добиваться захоронения отходов, привлекая для этого деньги федерального, республиканского и местного бюджетов.

Это заявление вызвало бурю негодования. По мнению ухтинцев, если загрязненные участки передать федералам, то они обязательно построят ПЗРО, не считаясь с мнением местного населения.

И тогда активисты написали письмо на имя врио главы Коми с просьбой защитить их от произвола ухтинского мэра в этом вопросе. Борьба против могильника пошла по новому кругу.

Сергей Гапликов в свою очередь отправил в «Росатом» обращение с просьбой разъяснить позицию по этому вопросу. Ответ был получен за подписью первого заместителя генерального директора — директора дирекции по ядерному оружейному комплексу «Росатома» Ивана Каменских. В нем говорится, что федеральная целевая программа по обеспечению ядерной и радиационной безопасности на 2008-2015 годы завершена, реализация второй очереди проекта реабилитации территории поселка Водный в рамках программы прекращена. И добавлено: мероприятиями федеральной целевой программы по обеспечению ядерной и радиационной безопасности на 2016-2020 годы и на период до 2030 года сооружение ПЗРО на территории Коми не предусмотрено.

Держим руку на пульсе

Можно ли теперь считать, что идея похоронена окончательно? Оказалось, что нет — вопросы остались. По мнению активистов, то, что сооружение ПЗРО на территории региона не значится в числе мероприятий федеральной целевой программы по обеспечению ядерной и радиационной безопасности, еще не означает на 100%, что невозможен возврат к этой идее. В аналогичной федеральной программе на 2008-2015 годы этого проекта тоже не было, но, когда нашлись деньги из резерва, его туда включили. 

Заявление, что вторая очередь проекта прекращена на территории поселка Водный, тоже не успокаивает. Ведь ПЗРО собирались возводить не на этом месте, а на землях Ухтинского лесничества.

Ну и, наконец, предлог для строительства могильника остался, поскольку в поселке Водный еще остались загрязненные территории.

— Несомненно, заявление врио главы Коми о запрете строительства ПЗРО — очень важный исторический шаг, — призналась корреспонденту ОК-информ одна из активисток. — Но, как подсказывает реальный опыт прохождения самых разных препятствий в этом вопросе, актуальной остается фраза: «Идем дальше и держим руку на пульсе!»

«Общественный контроль»

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *