Обнаружена утечка радиоактивных отходов под Новосибирском

Обнаружена утечка радиоактивных отходов под Новосибирском

«Росатом» больше двадцати лет не может разобраться с хвостохранилищем Новосибирского завода химконцентратов (НЗХК). Несмотря на уверения госкорпорации в заботе о здоровье населения, радиоактивные отходы из могильника продолжают утекать в безымянный ручей. Выстроенные там отстойники, видимо, не справляются с «очисткой» воды — опасные вещества распространяется дальше. В сторону реки Пашенка, на которой стоит село Сосновка. Где местные жители годами используют воду из речки для полива огородов. Но и это еще не все.

С 25 по 26 июня 2022 года инженер-физик, эксперт Программы «Безопасность радиоактивных отходов» Российского социально-экологического союза Андрей Ожаровский проводил проверку территории рядом с хвостохранилищем новосибирского завода химконцентратов (далее НЗХК, с 1996 года официально входит в состав ТВЭЛ — структура «Росатома»). Во время исследования территории активист зафиксировал сразу четыре участка радиоактивного загрязнения.

Первый участок радиоактивного загрязнения находится сразу около отгороженного забором могильника. Он состоит из двух частей. На лугу, у забора, мощность дозы составляет около 0,3-0,5 микрозиверт в час (30-50 микрорентген в час). Что значительно превышает природный фон, характерный для этой местности (вдали от хвостохранилища мощность дозы составляет 0,08-0,12 микрозиверт в час). Вторая часть располагается рядом, на холме, мощность дозы там поднимается до 0,7-1 микрозиверта в час (70-100 микрорентген в час).

С холма видно забор, которым сотрудники НЗХК отгородили безымянный ручей. Часть водоема запрудили, устроив отстойники. Однако, вероятно, с очисткой воды они не особо справились. И часть опасных веществ потекла дальше — в реку Пашенка. Прямо из-под забора. Третий участок находится вблизи федеральной трассы «Байкал», это сама река Пашенка. Мощность дозы там составляет один-два микрозиверт в час (100-200 микрорентген в час). Река течет дальше в сторону Большого Барлака. Прямо через село Сосновка. Где жители используют воду из Пашенки для полива огородов. Есть вероятность, что и чистая питьевая вода в колодцах может быть загрязнена. Однако, как видно на карте это еще не все.

Существует и четвертый участок. Расположен он в стороне от огороженной территории, и как туда попали радиоактивные вещества — вопрос интересный. Возможно, в этом месте находился несанкционированный могильник, мощность дозы на участке разная — 1,5-7 микрозиверт в час (150-700 микрорентген в час). Вплотную к почве показатели поднимаются выше девяти микрозиверт в час (900 микрорентген в час). Также приборы на участках зафиксировали радий.

Радий — радиоактивный металл, спутник урана, обладает высокой и особо высокой радиотоксичностью. Попадая в организм человека, радий (80%) накапливается в костной ткани. Вызывая тем самым остеопороз, самопроизвольные переломы костей, злокачественные опухоли костей и кроветворной ткани. Грубо говоря, радий атакует кости радиацией, превращая их в труху и уничтожая костный мозг.

Самый известный случай отравления радием — преждевременная смерть Марии Кюри. Также в истории оставили печальный след и опыты с косметикой, в составе которой присутствовал радий.

Теперь представьте масштабы загрязнения и добавьте к этому еще и отсутствие предупреждающих знаков. Удивительно, но факт, рядом с хвостохранилищем нет знаков радиационной опасности. Зато вблизи загрязненных радиацией участков цветет малина, смородина, растут грибы. То есть, опасные вещества в организм человека могут попасть не только через воду, но и через дикоросы. Однако и это тоже еще не все.

Перед тем, как продолжить, поговорим и том, что собой представляет хвостохранилище НЗХК. По сути это могильник радиоактивных отходов времен СССР. В начале работы на НЗХК завозили урановые руды или рудные концентраты (речь идет о сотнях тысяч тонн). Затем на на комбинате из них различными химическими способами извлекали уран, при этом образовывались «хвосты» — отработанные руды, содержащие радий и остатки урана. Эти «хвосты» (по сути радиоактивные отходы), по железнодорожным путям несколько десятилетий свозили в овраг, который оградили и назвали «хвостохранилище».

«Хвосты», вероятно, похожи на пыль, очень мелкие и подвижные частицы опасного радиоактивного вещества. Скорее всего, это поняли и сами работники НЗХК. После чего насыпь РАО залили водой. В итоге теперь хвостохранилище представляет собой «искусственный водоем», из которого вытекает безымянный ручей. То есть, опасные отходы хранятся на дне «озера», но ручей течет, радиоактивные вещества размываются и продолжают свой путь дальше. Вероятно, после того, как «атомщики» осознали проблему, на ручье появились «отстойники». Ручей стал пересыхать. Только ситуацию это не разрешило.

Инженер-физик, эксперт Программы «Безопасность радиоактивных отходов» Российского социально-экологического союза Андрей Ожаровский БАБРу:

Загрязненные радиацией участки номер один и два находятся близко непосредственно к самому «озеру». Только один расположен в низине, а другой — на холме. Я полагаю это результат ветрового переноса. Ручей бы туда (на холм) просто не добрался. На участках сильная концентрация опасных веществ. Однако, ветер мог отнести их еще дальше. Это значит, что люди в соседних поселениях вдыхали пыль с частичками радия.

Вероятно, Ожаровский прав. И жители окрестных поселений действительно подвергались воздействию опасных веществ, в том числе радия, не только через воду, но и воздух. В области несколько раз фиксировали вспышки онкологических заболеваний. Например, в 2012 году. Тогда количество женщин, болеющих раком, выросло на 26%. В 2019 году снова выросло количество заболевших, теперь еще на 12,8%. К тому же ежегодные показатели по Новосибирску несколько лет были самыми высокими в Сибири. Не исключено, что происходящее связано в том числе и с хвостохранилищем.

Обещания «Росатома» и «проверки»

Интересно, что при этом экологии уже давно обращают внимание на проблемы с хвостохранилищем НЗХК. Громкий случай был в 2000 году, когда активистам не разрешили делать замеры вблизи огороженной территории могильника, мотивируя свой отказ профилем НЗХК (ядерное производство), запретной территорией и вообще наличием иностранных представителей среди группы экологов. Тогда же представили НЗХК назвали ситуацию с «протеканием радиоактивной воды сильно преувеличенной». Эту ситуацию активно освещали местные СМИ.

Однако, как видим, даже спустя более 20 лет, ситуация с «протекание» имеет место быть. Любопытно, что при этом проверки предприятия никаких нарушений долгие годы вообще не выявляли. За исключением некоторых выездных мероприятий, когда у инспекторов возникали вопросы относительно контроля облучения персонала. И вот еще интересный факт Сибирское управление Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору должно было провести проверку предприятия еще в начале ноября 2021 года, но судя по официальным документам, статус этой проверки до сих пор не завершен. Возникают сомнения в том, что ведомство за семь месяцев так и не смогло проверить территорию объекта и опубликовать отчет. А значит, скорее всего, утечки могли выявить уже тогда.

Вишенкой на торте стало интервью замгендиректора НЗХК Сергея Буймова местным журналистам в 2017 году. Где господин Буймов заявил, что «одним из основных принципов экологической политики ПАО «НЗХК» является признание воздействия от деятельности предприятия на экологическую обстановку территории. Это означает, что руководство и персонал предприятия разделяют ответственность за возможное нанесение ущерба окружающей среде». Также замначальника НЗХК упомянул и социальную ответственность компании, и их заботу о здоровье населения.

Интересно, что со слов Буймова выходило, что на территории завода установлены датчики и приборы, которые в режиме реального времени контролируют химическую и радиационную обстановку на хвостохранилище, а затем передают информацию непосредственно в местное МЧС. Однако о территории хвостохранилища замгендиректора ничего не сказал. Что не может не вызвать вопросы. Четыре загрязненных радиацией участка, которые находятся вблизи могильника НЗХК, а населению информационные сообщения об опасности не приходят.

Спустя два года после этого интервью НЗХК пообещал перейти к новому виду захоронения ядерных отходов: разделить отходы на твердые и жидкие, твердые — зацементировать, жидкие — испарить на специальной установке и получить обычную воду. И к 2021 году вообще прекратить использование могильника.

Любопытно, что о будущем предприятии рассказывал еще Буймов в том самом интервью. Тогда же замначальника НЗХК признался, что новый комплекс по переработке производственных отходов «позволит отказаться от эксплуатации хвостохранилища и пульпопровода, провести их безопасную консервацию». Из чего можно заключить, что опасные отходы (радиоактивную пыль) продолжали сливать прямо в трубы угольной ТЭЦ. Делают ли это сейчас, вопрос интересный. Судя по тому, что ручей с опасными веществами продолжает вытекать с хвостохранилища, новое предприятие пока не ввели в эксплуатацию, а значит и трубы ТЭЦ тоже могут еще использовать.

Что мы имеем в сухом остатке? Четыре участка радиоактивных загрязнений, ручей, переносящий опасные вещества в реку, воду из которой используют люди. Радий, который разносит в том числе и ветер. И ни одного предупреждающего об опасности сообщения, даже знаков радиации рядом с хвостохранилищем нет. Социальная ответственность, забота о здоровье населения? На практике это просто набор красивых фраз для усыпления бдительности населения.

Странно, что местные власти не знают о том, что творится у них под боком. Или знают, но предпочитают закрывать глаза на происходящее? Если судить по «проверкам предприятия», второй вариант вероятнее.

БАБР продолжит следить за развитием событий.

Ян Вернер (БАБР)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.