Бывший работник «Маяка»: рутений-106 был родом из Озерска

Бывший работник комбината «Маяк» в Озерке (Челябинская область) Игорь Баровский убежден, что нашумевшая в прошлом году история с радиоактивным изотопом рутений-106, который был обнаружен в атмосфере многих европейских стран, связана не с разрушением некоего мифического спутника в плотных слоях атмосферы, а с выбросом радионуклидов в одном из цехов радиохимического завода на Южном Урале. В своем интервью для сайта «Безопасность РАО» он изложил собственную версию произошедшего:

— Игорь Геннадьевич, после своего ухода с комбината «Маяк» вы до сих пор не теряете связи с бывшими коллегами. Наверняка вы обсуждали и прошлогоднюю историю с обнаружением рутения-106. Что там произошло, по вашему мнению?

Когда осенью 2017 года сотрудники Росгидромета обнаружили присутствие в атмосфере рутения-106, они сумели сделать почти невозможное. Зафиксировали его на контрольных пунктах на марлю. Рутений зацепился на пересечениях нитей. Можно себе представить, какой оказалась концентрация в момент выброса!

Наиболее вероятное происхождение рутения-106 – нынешний цех №3 радиохимического завода на территории ПО «Маяк» в Озерске. Там и раньше были проблемы с датчиками и системой пробоотбора. В свое время там пытались наладить производство технеция, но неудачно. Уже тогда стало понятно, что необходимы другие пробоотборники. К счастью, квалифицированный персонал понимал, что происходит и как нужно действовать. Специалисты были просто высокого класса.

С рутением-106 ситуация повторилась. На фоне активных бета-элементов он проскакивает незамеченным. Он очень мало энергетичен. Если за включенным прожектором встать с фонариком, то свет фонарика будет незаметен. И с рутением та же самая ситуация. Пробоотбор в цехе нужно делать другой. В результате рутений-106 упустили.

— Была ли паника среди персонала?

Паника была. Но это паника обреченных на корабле. Можно бегать по кораблю сколько угодно – но это уже ничего не изменит. Работники в частных беседах не скрывают, что выброс рутения произошел в цехе №3. Но открыто признать просто боятся. Элементарно можно лишиться работы. В сегодняшнем Озерске это делается запросто. Ситуация парадоксальная. Половина Озерска знает, что произошло. Другая половина догадывается. Но все молчат.

Пройдет пару лет и выброс рутения неизбежно напомнит о себе. Скорее всего, скажется и на детях. Но признаться в этом немыслимо. Будут искать какие-то правдоподобные объяснения. Такова специфика жизни в Озерске. Дети вынуждены страдать за ошибки и страх взрослых.

Михаил Васютин,
специально для «Безопасность РАО»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *