Нормандская операция: как проводится захоронение РАО во Франции

На севере Франции, в Нормандии есть хранилище радиоактивных отходов (РАО), расположенное в непосредственной близости от побережья. Оно не принимает новых РАО уже почти 25 лет и существует в статусе объекта, который находится под строгим мониторингом. Примерно такой же пункт финальной изоляции РАО скоро появится и в Челябинской области.

Пресс-тур, устроенный для того, чтобы осветить сложный и неоднозначный вопрос, непременно должен иметь грамотно составленную программу. И «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами» (ФГУП «НО РАО»), и Национальное агентство Франции по обращению с РАО (ANDRA) подошли к делу очень тонко и ответственно: первый день нашу группу возили по живописным местам Нормандии, и только на второй день — после собора, побережья Ла-Манша и устричной фермы — мы посетили площадку приповерхностного захоронения радиоактивных отходов, с вершины которой открывается умопомрачительный вид на пролив и сельскохозяйственные угодья.

Нормандия считается самым дождливым регионом Франции. Исторически здесь фиксировали низкую плотность населения

Нормандия — типичный идиллический регион с туристических открыток. Пасторальные пастбища с силуэтами тучных, словно вырезанных по трафарету коров; каменные церкви, гладкие дороги, аккуратные соборы. Городок Шербур, в котором поселили 15 журналистов из Челябинска — да, тот самый, из фильма, где были зонтики и Катрин Денев — продувают соленые ветры с Ла-Манша; здесь живут всего 42 тысячи человек, и уровню ухоженности их среды обитания можно по-хорошему позавидовать.

Набережная города Шербур

Нормандия — родина сыра камамбер; здесь делают кальвадос, а на специальных фермах выращивают устриц. На одну такую ферму в первый день отвезли и наш СМИ-шный десант. Устриц необходимо доводить до «убойного веса» около двух лет, каждый год в октябре они меняют пол — да-да, в животном мире бывает и такое, — а перед дегустацией их лучше щедро опрыскать уксусом с луком шалот. Ну и, разумеется, не менее щедро запить молодым белым вином.

Знаменитые нормандские устрицы

Побережье Нормандии считается самым сырым и дождливым регионом во Франции, хотя осень тут официально начинается только 23 сентября. Пустоши, ведущие к песку и воде, покрыты высокой травой, которая очень кинематографично колышется на ветру крупными волнами. Многочисленные отели и хостелы круглый год принимают туристов со всего мира — здесь очень хорошо отдыхать в межсезонье, если вам нравится эстетика северной Европы.

Побережье пролива Ла-Манш

Здесь, в коммуне Арроманш-ле-Бен, в июне 1944 года высадились американцы, британцы и канадцы, с тем, чтобы освободить северо-запад Франции. Сегодня здесь расположен мемориал в память о военной операции в Нормандии.

Место высадки союзников в рамках Нормандской операции в коммуне Арроманш-ле-Бен

И здесь же, в этом почти райском уголке, на возвышении над Атлантикой, расположено одно из крупнейших хранилищ радиоактивных отходов в Европе.

Информационный центр хранилища РАО в Ла-Манш (ANDRA)

ANDRA — Национальное агентство Франции по обращению с радиоактивными отходами. Было создано в 1991 году согласно декрету об обращении с РАО. Именно в его ведении находится этот крупный и сложный объект — хранилище в Ла-Манш для средне- и низкоактивных РАО — и его мониторинг.

Так выглядит закрытое хранилище радиоактивных отходов

Внешне хранилище представляет собой высокий, продолговатый холм, с самой крайней точки которого хорошо видно пролив и простирающиеся к нему пастбища и угодья. С его северной стороны в 1969 году началось захоронение РАО. К западу от хранилища расположен завод по переработке отработанного ядерного топлива. Он выглядит очень привлекательно — настоящий объект индустриальной эстетики, но публиковать эти фото нельзя.

Мари-Пьер Жермен, главный специалист по работе с общественностью ПЗРО Ла Манш ANDRA

— В настоящий момент хранилище в Ла-Манше не принимает отходы, последнюю упаковку мы захоронили еще в 1994 году, — рассказывает журналистам Мари-Пьер Жермен, главный специалист по работе с общественностью ПЗРО Ла-Манш ANDRA. — Сейчас мы проводим экологический мониторинг окружающей среды и финального покрытия. Мы информируем население о том, как функционирует хранилище и сохраняем память о его деятельности.

Клемент Дошле, специалист по работе с общественностью ANDRA, показывает журналистам объекты хранилища

На заре эпохи захоронения РАО французы, как и представители других стран, даже делали это в море — причем недалеко от испанских берегов. Но, как рассказывает Клемент Дошле, специалист по работе с общественностью ПЗРО Ла-Манш ANDRA, в 1966 году было принято решение о прекращении использования столь небезопасной технологии. Началось строительство централизованного наземного хранилища. В Нормандии КАЭ (Комиссариатом по Атомной Энергии) было выделено 15 гектаров под такое место. 12 из них сегодня и занимает высокий холм, в толще которого дремлют РАО. За период с 1969 по 1994 годы было захоронено 1 470 000 упаковок с отходами низкой и средней активности.

Колодец для сбора дренажной воды на территории хранилища в Ла-Манш

— Наша задача — обеспечить безопасность и водонепроницаемость окончательного покрытия в течение 300 лет — это как раз тот период, за который произойдет полный распад отходов и они станут абсолютно безопасными для окружающей среды и человека, — поясняет Клемент Дошле. — И уже в настоящий момент на объекте работают всего 14 человек, тогда как до 1994 года здесь было занято 150 сотрудников. А со временем участие людей должно быть все менее заметным, все более пассивным.

Журналистам показывают подробную презентацию: отходы упакованы в металлические и бетонные емкости и захоронены в бетонных отсеках или выстроены штабелями на бетонных плитах, а затем засыпаны землей. В целом, РАО захоранивают по методике, соответствующей классу активности и периоду полураспада основных радионуклидов: если низкоактивные можно захоранивать в наземном хранилище или в приземном слое, то высокоактивные — обязательно в подземном хранилище на глубине несколько сотен метров. Над контейнерами последовательно залегают дренажный слой, толстая битумная пленка, глина — она обеспечивает водонепроницаемость; песок, и, наконец, поверхностный слой грунта.

Отходы в глубине размещены под несколькими слоями изолирующих веществ

Надо отметить, что на протяжении жизни хранилища некоторые упаковки с отходами приходилось изымать и перезахоранивать по-другому. «Специалисты совершенствовали технологию и пришли к основным методикам захоронения: это бетонные отсеки 5 на 5 метров, в которых укладывались упаковки и заливался цемент. По другой методике упаковки укладывали штабелями на бетонных плитах, а внутри такого холма промежутки засыпали гравием. Для достижения необходимого уровня безопасности данного хранилища надо обеспечить его водонепроницаемость, исключить контакт воды с контейнерами», — рассказывает Дошле.

Возникает вполне резонный вопрос: если отходы необходимо как можно более тщательно изолировать от воды, то зачем же было размещать хранилище в непосредственной близости от Ла-Манша? Однако это было обусловлено исторически.

Эту землю, Нормандию, выбрали отчасти и потому, что здесь относительно низкая численность и плотность населения. Сразу напрашивается и еще кое-что: а не связана ли низкая до сих пор плотность населения с тем, что люди попросту боятся жить рядом с таким объектом?

На территории хранилища постоянно проводится мониторинг воды и почвы

— До того, как появился завод по переработке ОЯТ, здесь вообще было зеленое поле, возделывались земли и пасся скот, — говорит Клемент Дошле. — А оба этих объекта — и завод, и хранилище — привнесли некую экономическую динамику в регион. Появились рабочие места. Конечно, были противники данных объектов, но эти люди считались маргинальным меньшинством. Сегодня 75% жителей относятся к присутствию таких объектов в регионе полностью положительно. Они знают, что атомная промышленность несет риски, но также знают, что мы делаем все возможное, чтобы их минимизировать. Существует также местная информационная комиссия, которая по закону должна присутствовать в каждой точке размещения объекта атомной промышленности во Франции. Эта комиссия, независимый от ANDRA орган, проводит собрания по крайней мере два раза в год. В нее входят представители ANDRA и всех уровней общественности — это врачи, «зеленые», надзорные органы, представители местной власти, ученые и даже противники атомной энергии. Есть и мэры городов, которые передают информацию о состоянии хранилища своему электорату.

С помощью таких бетонных вкопанных столбиков специалисты следят за состоянием финального покрытия

На поверхности хранилища вкопаны бетонные столбики — за их уровнем постоянно следят: это позволяет определить состояние окончательного покрытия, а тем самым — и целостность упаковок на глубине. Как нас уверили, есть специальные технологии, которые позволят поднять отходы на поверхность в случае ЧП. Также на территории насыпи находятся зеленые колодцы, в которых собирается вода из дренажной системы, расположенной под упаковками. Все они помечены значком радиоактивности: негласное правило таково, что любая вода, собранная не на поверхности, потенциально считается опасной. Люди, которые могут осуществлять какие-то эксплуатационные работы с колодцем, должны иметь в виду, что потенциально могут находиться в контакте с зараженным веществом. На них будет соответствующая одежда; они прошли определенный инструктаж.

Северная часть хранилища выходит к проливу

Замеры состояния воды, почвы, воздуха здесь проводятся постоянно. На пятачке, расположенном на одном из склонов хранилища, например, уже 11 лет не стригли траву — чтобы понять, как будет себя вести растительный слой без вмешательства человека. Надо сказать, заросли вымахали приличные.

Хранилище вытянуто по направлению к Ла-Маншу, и с крайней его точки отлично видно побережье, до которого простираются поля, засеянные кукурузой и пшеницей. Наверное, этот романтический, дышащий пасторальным спокойствием пейзаж должен свидетельствовать о том, что затеянная много лет назад операция по захоронению отходов в Нормандии может считаться успешной.

В скором времени объект, подобный хранилищу в Ла-Манше, должен появиться в Челябинской области

Кстати, на вопрос одного из журналистов относительно уровня онкологических заболеваний в прилегающих территориях, специалист ANDRA дал ответ, что, согласно официальной медицинской статистике, данный уровень в Нормандии ниже, чем в иных регионах Франции.

В скором времени объект, подобный хранилищу в Ла-Манше, должен появиться в Челябинской области. Собственно, наш пресс-тур был посвящен тому, чтобы познакомить общественность с этим фактом.

Никита Медянцев, руководитель Центра по связям с общественностью, СМИ, международными и общественными организациями ФГУП «НО РАО»

— Объект под Озерском будет готовиться для захоронения отходов, большая часть из которых — низкоактивные. Рассчитан он в первую очередь на отходы ПО «Маяк», но также будет принимать РАО и от других предприятий Челябинской области, — говорит Никита Медянцев, руководитель Центра по связям с общественностью, СМИ, международными и общественными организациями ФГУП «НО РАО». — Объемы будущего хранилища составят 255 тысяч кубических метров. Для сравнения — здесь, в Ла-Манше, это 527 тысяч. На данный момент проведены слушания по материалам обоснования лицензии на размещение сооружения. Потом материалы будут переданы в Ростехнадзор для лицензирования. В конце 2020 года мы планируем приступить к началу строительств хранилища, его первая очередь запустится в 2022 году. Объект будет строиться не сразу, а вводиться поочередно. Методы изоляции РАО будут абсолютно такие же, как тут, во Франции. Мы гарантируем такой же уровень безопасности.

Специалисты по работе с общественностью ANDRA разрабатывают систему оповещения для будущих поколений — чтобы те не строили ничего на этом холме

…300 лет — довольно большой срок. Такой, что за данное сегодня обещание будет уже и не с кого спросить. В ANDRA есть особый фронт деятельности для специалистов по работе с общественностью: они создают систему оповещения будущих поколений, которые возможно, придут сюда, на эти холмы, через пару веков. «Возможно, уже не будет нынешнего французского языка, не будет привычной нам письменности, — говорит Мари-Пьер Жермен. — И мы сейчас думаем, как же сообщить потомкам, что на этом холме лучше не строить дом и не копать скважины. Как придумать понятное, условное обозначение, что здесь, в глубине, расположены отходы». В общем, хранилище РАО — это почти навсегда. Наверное, так же вечно, как соборы, домики и буренки под небесами северной Франции.

Распределение массовой доли РАО, производимых во Франции (по данным ANDRA)

Примечание: чем выше радиоактивность РАО, тем меньше их обьемы. На высокоактивные отходы, по данным ANDRA, приходится 0,2% всех накопленных РАО во Франции. Также существуют РАО среднеактивные долгоживущие, низкоактивные долгоживущие и средне- и низкоактивные коротко живущие, а также очень низкоактивные. На последние два класса приходится 90% объема всех РАО во Франции.

Ксения Шумина («Челябинский обзор»)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *