Петербургские ученые открывают новый рынок для переработки радиоактивных отходов

Петербургские ученые открывают новый рынок для переработки радиоактивных отходов

Радиевый институт Хлопина из Петербурга разрабатывает новую технологию переработки ядерных отходов, чтобы сделать Россию более привлекательной для 11 стран мира, в которую поставляется российское ядерное топливо. У ноу-хау есть экспортный потенциал.

11 друзей Росатома: петербургские ученые открывают новый рынок для переработки радиоактивных отходов

В советское время отработавшее ядерное топливо (ОЯТ) из построенных Союзом атомных станций возвращалось в него же на переработку. К 2000 году, как сообщала «Белонна», его отправляли лишь четыре страны — Словакия, Чехия, Болгария и Украина.  А по итогам 2017 года комбинат «Маяк» сообщал об отгрузке лишь из последних двух. При этом Незалежная, где осталось больше всего реакторов, во всю строит собственное хранилище в Чернобыльской зоне, чтобы с 2020 года начать хранить топливо там. Но проблема переработки ОЯТ там остается. Судя по госзакупке Радиевого института — Россия намерена вернуться на рынок и предложить иностранцам более дешевый и экологичный способ.

Из технического задания закупки на 14 млн, объявленной Радиевым институтом Хлопина, сбор заявок по которой завершится 9 августа, можно узнать, что петербургские ученые погружены в разработку технологии глубокого фракционирования высокоактивного рафината, образующегося при переработке отработавшего ядерного топлива. И озадачены её адаптацией  к требованиям потенциальных зарубежных заказчиков — стран, где работают, строятся или планируются к появлению АЭС на топливе российского происхождения.

В документе объясняется, что при нынешних технологиях переработки ОЯТ в России остается значительное количество радиоактивных отходов (РАО), в том числе высокоактивный рафинат, который подлежит остекловыванию — заливке расплавленным стеклом, чтобы придать форму пригодную для транспортировки и хранения. Высокоактивные отходы после выдержки для снижения тепловыделения, которая по словам экспертов может длиться до 10 лет, должны отправляться на глубинное захоронение.

При этом в российском законодательстве одним из условий ввоза отработавшего ядерного топлива в Российскую Федерацию с целью переработки является последующий возврат получившихся радиоактивных отходов государству-поставщику. А их объемы огромны — по словам эксперта программы «Безопасность радиоактивных отходов» Российского социально-экологического союза, физика Андрея Ожаровского, из одной тонны отработавшего ядерного топлива в процессе переработки могут получаться 4,5 тонны высокоактивных радиоактивных отходов (РАО), 150 тонн среднеактивных и 2000 тонн низкоактивных, которую иностранцам надо решить, куда пристроить. (В Росатоме эту оценку назвали «непрофессиональной»). При этом создание пунктов глубинного захоронения сопряжено с огромными финансовыми и временными затратами.

Как пояснили в Радиевом институте «Фонтанке», разрабатываемая технология глубокого фракционирования  высокоактивного рафината должна решить эту проблему — она сможет существенно сократить или даже исключить возврат заказчику  высокоактивных отходов, требующих создания пунктов глубинного захоронения, а долгоживущие радионуклиды планируют подвергнуть трансмутации. То есть поместить их в ядерный реактор, чтобы под действием сильных нейтронных потоков опасные долгоживущие радионуклиды превратить в менее опасные.

Работы над созданием ноу-хау начались еще в Советском союзе. Впервые подобный подход был заложен в проект завода РТ-2 (1980-1990), который стал бы вторым после РТ-1 — комбината «Маяк» в Челябинской области. Однако в связи с развалом СССР он не был построен. В 1990-х годах лишь удалось провести первые опытно-промышленные эксперименты.

В 2016 году в корпоративной прессе писали, что на базе построенного опытно-демонстрационного центра по радиохической переработке топлива на Горно-химическом комбинате (ГХК) в красноярском Железногорске планируется создать завод РТ-2 по регенерации отработавшего ядерного топлива. Особенностью технологии будет полное отсутствие жидких низкоактивных радиоактивных отходов. «Зеленый» метод переработки топлива АЭС планировали освоить к 2020 году.

Для коммерческой адаптации разрабатываемой Радиевым институтом технологии нужно понять, какая номенклатура, состав, физическая форма, количество и вид упаковки устроят потенциальных заказчиков. В их числе указаны Бангладеш, Белоруссия, Болгария, Венгрия, Египет, Иран, Словакия, Турция, Узбекистан, Украина и Чехия.

Экспорт и новый рынок

Эксперт программы «Безопасность радиоактивных отходов» Российского социально-экологического союза, физик-ядерщик Андрей Ожаровский рассказал о том, что сейчас идет перезаключение договоров со странами-поставщиками ОЯТ.

«В большинстве стран, как я думаю, могут отказаться от отправки ОЯТ в Россию. Болгария, Венгрия вряд ли будут продолжать этим заниматься из-за правил Евросоюза, Украина строит свое хранилище в Чернобыльской зоне. А Росатом крайне не хочет отказываться от практики ввоза и думает, что привлекательного можно им предложить», – объяснил Ожаровский.

Но по его словам, Россия пока не обладает мощностями для переработки даже всего собственного отработавшего ядерного топлива – большая его часть складируется в Красноярском крае. И завод, на котором можно будет перерабатывать ОЯТ новых типов реакторов, только предстоит построить, напомнил эксперт.

Но может быть и другой путь. Не смотря на техзадание, в котором речь идет именно о возврате отходов от переработки 11 государствам, в Радиевом институте «Фонтанке» рассказали, что создаваемая технология может быть востребована и в других странах, имеющих атомную энергетику, а источник «Фонтанки» и вовсе говорил о том, что технология может предлагаться отдельно от услуг «Росатома». И для этого есть потенциал: как сообщала российская топливная компания ТВЭЛ, она обеспечивает ядерным топливом 76 энергетических реакторов в 14 странах мира и исследовательские реакторы в восьми странах мира. Каждый шестой энергетический реактор в мире работает на топливе, изготовленном в России. В таком случае, вероятно, потребуется создание мощностей на территории иностранных заказчиков, но и сопутствующие переработке риски останутся на их стороне.

Илья Казаков, «Фонтанка.ру»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.