Арктические моря очистят от радиоактивных отходов

Арктические моря очистят от радиоактивных отходов

Ускоренное освоение Арктики поставило Россию перед необходимостью очистить дно северных морей от затонувших опасных объектов. В их числе атомные подводные лодки, транспортные суда с радиоактивным оборудованием и другие опасные отходы, которые скапливались на морском дне в течение многих десятилетий. Недавно была начата разработка плана по реабилитации радиационно опасных объектов в Арктической зоне.

Сегодня, не считая множества более мелких объектов с россыпями контейнеров с радиоактивными отходами на дне, в арктических морях затоплены пять АПЛ и одна экранная сборка с атомного ледокола «Ленин» с отработавшим ядерным топливом. Один из наиболее опасных объектов — лодка Б-159 с двумя водоводяными реакторами, которая 30 августа 2003 года при буксировке на утилизацию затонула в Баренцевом море в районе острова Кильдин на глубине 248 метров. Специалисты Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) РАН проанализировали, что будет, если в реакторах погибшей лодки возникнет самоподдерживающаяся цепная реакция и произойдет выброс радиации. По словам старшего научного сотрудника ИБРАЭ РАН Михаила Кобринского, в этом случае промысел рыбы в Баренцевом море придется приостановить примерно на полгода.

Серьезную опасность представляет подлодка К-27, которая после тяжелой радиационной аварии в 1968 году с переоблучением экипажа была исключена из состава ВМФ, а в 1982 году была затоплена в заливе Степового у северо-восточного побережья Новой Земли. Помимо лодки, в заливе затоплено огромное количество контейнеров с радиоактивными отходами. Кстати, у входа в залив Абросимова этого же архипелага на дне лежит знаменитая лодка К-19, прозванная «Хиросимой», о которой был снят известный американский фильм.

Но создать новые технологии легче, чем внедрять их на практике. Только в 2021 году приказом Ростехнадзора было утверждено «Положение о функциональной подсистеме контроля за ядерно и радиационно опасными объектами единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций», хотя эти объекты появлялись еще за десятилетия до распада СССР.

— У меня как у конструктора до сих пор нет исходных данных о том, как работать с АПЛ Б-159, — отметил Олег Власов, главный конструктор проекта Санкт-Петербургского морского бюро машиностроения «Малахит». — Представители Росгидромета провели большую работу по обследованию радиационной обстановки в заливах Новой Земли в Карском море в 2020-2021 годах, но я вижу эти данные впервые, хотя моя организация — проектант подъема данного корабля. А ведь нашей команде нужны многие данные, которых сегодня не хватает. Разрозненность очень мешает нашей работе.

Информация должна быть полной, подчеркивает эксперт. Например, есть много данных о реакторах лодки, но не хватает сведений о состоянии самой субмарины. Нужно учитывать и то, что затопленные объекты сильно отличаются друг от друга. Например, подлодка Б-159, в отличие от К-27, не была подготовлена к затоплению, поскольку затонула в результате аварии. Достигнув дна, она пережила два серьезнейших удара: вначале лодка ударилась о грунт кормовой частью, а затем полностью легла на дно под уклоном, с серьезным перепадом глубин. Сегодня никто не скажет точно, каково ее реальное состояние.

Определены три варианта работы с источниками радиационной угрозы на дне моря: подъем и дальнейшая утилизация, сооружение саркофага над объектом прямо на дне моря и долгосрочный мониторинг. Но в реальности не реализован пока ни один. При этом создание системы мониторинга — это минимум, который требуется для работы с данными объектами.

Важно, чтобы все исходные данные, необходимые для реализации проекта, накапливались в одном месте, подчеркивает эксперт. При этом работа должна вестись в двух сходящихся направлениях: это ядерно-радиационная безопасность и технические средства, которые позволят ее обеспечить.

Помимо мелких объектов, в арктических морях затоплены пять АПЛ и одна экранная сборка с атомного ледокола «Ленин» с отработавшим ядерным топливом

Как бы то ни было, для очистки Арктики от потенциальных источников радиационного загрязнения сделано уже очень много. До сих пор в мире не существовало технологий работы с уран-циркониевым и уран-бериллиевым топливом. Но в Заполярье удалось создать производственную базу, где стало возможным готовить его к утилизации, после чего подготовленные отходы отправляются на производственное объединение «Маяк» на Урале. Из 124 АПЛ, выведенных из состава Военно-Морского Флота, утилизирована 121. Ежегодно из Мурманской области уходят на переработку минимум три эшелона ядерного топлива. До 2028 года предстоит утилизировать три атомные субмарины, шесть судов обеспечения и три атомных ледокола.

Анатолий Григорьев, руководитель проектов международной технической помощи ГК «Росатом»:

— План по реабилитации радиационно опасных объектов в Арктической зоне разработан на срок до 2032 года. Минфин уже рассматривает бюджетную заявку, подготовленную госкорпорацией. Ее сумма — 2,5 миллиарда рублей на ближайшие три года. В России есть все необходимое оборудование для этих работ.

Алексей Михайлов («Российская газета»)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.