Хранить вечно: в Европе нарастает проблема ядерных отходов

Ядерная энергетика Европы переживает настоящий системный кризис. В фокус общеевропейской дискуссии попали не только АЭС, вопрос о дальнейшем существовании которых всё чаще ставится на голосование: быть или не быть? Проблема в другом. Независимо от ответа вырастает более серьезная и долговременная засада — утилизация радиоактивного мусора.

Калейдоскоп идей

Что делать с отработанным топливом для АЭС — ответ на этот вопрос ученые ищут с того же самого момента, когда появилась идея заставить атом трудиться на благо человечества. Планы выдвигались самые разные. Например, американские специалисты предлагали выстреливать ядерными отходами из космоса в Солнце: лишний маленький ядерный взрыв светило бы просто не заметило. Реализация проекта оказалась невозможной из-за колоссальной сметы: 1 кг любого груза доставить на околоземную орбиту обходится не дешевле $10 тыс. А в Штатах ядерного хлама скопилось уже 70 тыс. тонн.

Один из немецких физиков в 1950-х годах носился с идеей антарктического хранения. По его мысли, контейнеры с отработкой надо сбрасывать с самолетов над Белым континентом: топливо горячее, прежде чем его захоронить окончательно, требуется охлаждать в течение нескольких десятилетий.

Антарктида — природная морозильная камера Земли, туда ему и дорога. Удобно еще и то, что никаких могил в толще льда пробивать не надо: горячие контейнеры растопят вокруг себя всё что угодно, постепенно провалятся до грунта и впоследствии, остыв, затянутся сверху льдом снова.

Проект не прошел из-за опасений, что льда растает слишком много — поднимется уровень океана, что вызовет массу неприятных последствий в виде наводнений, затоплений, обрушений зданий, слишком близко расположенных к береговой кромке, и т. д.

В 1980-х годах заговорили о возможностях устройства захоронений ядерного топлива в наземных бункерах. Но оказалось, что ветер и влага на открытом воздухе разрушат помещения хранилищ гораздо быстрее, чем подземные воды. И эту идею приняли только в качестве временной. На ближайшие 40–50 лет, в течение которых, во-первых, отработанное топливо будет охлаждаться в наземных хранилищах (до температур, при которых возможно долгосрочное окончательное захоронение), а во-вторых, за это время наука создаст что-то вечное.

«Вечным» сегодня считается глубокое геологическое хранение.

С глаз долой

«Флагман европейской атомной энергетики», «образец ядерной безопасности», «страна передовых энергетических технологий» — какое из этих определений ни приложи к Франции, любое будет правильным. Впрочем, в государстве, имеющем 58 атомных реакторов, которые вырабатывают 75% всей производимой в стране электроэнергии, по-другому и быть не должно. И потому совершенно естественно, что и с хранением ядерных отходов во Франции тоже всё на высшем уровне.

Заявлять такое можно хотя бы потому, что никто в мире еще не жаловался на шампанское от Тьерри Фурнье, которое делают из винограда, растущего всего в 10 км от крупнейшего хранилища радиоактивных отходов.

Да, во Франции, как и в других государствах ЕС, активны зеленые, периодически подбивающие население на митинги и демонстрации против мирного атома. Но, справедливости ради, можно отметить, что выступления недовольных и несогласных здесь не столь многочисленны, как, например, в соседней Испании.

Возможно, сказывается всё-таки разъяснительная работа, которую ведет Национальное агентство по обращению с радиоактивными отходами (ANDRA). В штате агентства — 650 человек, из них 400 — специалисты с учеными степенями, которые умеют разговаривать с людьми на понятном для них языке.

Да и практическое отсутствие чрезвычайных ситуаций, связанных с хранилищами отходов атомной энергетики, тоже добавляет зеленым проблем с поиском болевых точек в атомной отрасли страны.

— Все существующие могильники предназначены для временного хранения отходов. Ни одна страна сегодня не располагает геологическим хранилищем для бессрочного или хотя бы долговременного хранения, — утверждает глава пресс-службы МАГАТЭ Джованни Верлини. — Общее количество скопившегося радиоактивного мусора эксперты организации могут определить только приблизительно. К 2022 году этот объем составит 450 тыс. тонн.

Бо́льшая часть этого «добра» — химические элементы с длительными периодами полураспада. Такими, что многим поколениям наших потомков не дождаться, когда процесс окажется завершен. Вот для таких отходов и будет построено геологическое подземное хранилище близ деревеньки Бюр (провинция Мез).

Реализация проекта, названного Cigeo, несколько раз откладывалась по причине возникновения необходимости получения каких-либо новых данных, но в целом речь о закрытии программы никогда не шла. По самым смелым прогнозам, хранилище в Бюре должно заработать в 2025 году.

По мнению ученых, для организации подземного вечного, то есть рассчитанного как минимум на 100 тысяч лет хранения РАО (радиоактивные отходы. — Прим. ред.), наиболее подходят четыре породы: гранит, глина, песок и соль. Толщина слоя породы, в который помещаются отходы, не менее 100 метров. Скорость движения вод через эту толщу — не быстрее 100 микрон в секунду. В этом случае капелька воды преодолеет расстояние в 1 метр за 317 лет.

Одним из важнейших условий организации подземного хранилища является его сейсмическая стабильность. В этом смысле Франция — практически идеальное место. И ее глиняные пласты — тоже, благодаря водонепроницаемости и относительной пластичности (на случай, если всё-таки какая-то подвижка в подземных слоях произойдет).

В Швеции и Финляндии склоняются к сооружению подземных сухих вечных хранилищ в гранитных слоях. Материал крепкий, надежный, термоустойчивый, но есть проблема: тоннели в нем пробивают либо взрывами, либо бурением. В обоих случаях есть риск возникновения трещин в породе. Через них может просачиваться вода, которая почти гарантированно «заразится» радиацией от могильника.  

Германия и Швейцария полагают, что самый перспективный материал для геологических хранилищ — песок или соль. Материалы сыпучие, способные быстро и плотно забить любую появившуюся трещину. Все бы хорошо, но… вместе с песком и солью могут двигаться и контейнеры с хранимыми материалами. И именно поэтому немцы признают, что у хранилища в местечке Горбелен, в бывших соляных копях, нет будущего.

Новые требования безопасности, принятые на уровне правительства страны в 2010 году, обязывают устраивать хранилища высокотоксичных отходов таким образом, чтобы в течение ближайших 500 лет помещенные туда контейнеры можно было бы беспрепятственно извлечь в случае возникновения необходимости. А по мнению многих ученых, «из-за подвижности соляных слоев можно и не найти в будущем контейнеры там, где их захоронили».

От любви до ненависти — миллионы евро

В принципе, несмотря на время от времени проводимые акции протеста в разных странах, муниципалитеты с вынужденной охотой соглашаются на строительство и других категорий хранилищ ядерных отходов на своих территориях. Почему? Ответ прост — деньги.

Могильники РАО — это новые рабочие места, государственные субсидии, налоговые льготы и т. д. При условии соблюдения правил техники безопасности и практически полной открытости проведения исследовательских работ вероятность получить какую-нибудь «радионуклидную хворь» для населения близлежащих (да и удаленных тоже) городов и весей даже намного ниже варианта упавшего с неба кирпича.

В некоторых странах Европы хранилища РАО давно уже превратились из «бизнеса на основе физики» в политическую разменную монету. Одни партии всячески поддерживают проекты, демонстрируя при этом заботу о занятости населения и его доходах. Другие набирают очки на попытках блокирования проектов, мотивируя свою активность защитой здоровья населения.

Что из этого получается? Красноречивый пример — Испания, где приходящие к власти народники продвигают реализацию проекта строительства временного хранилища ядерных отходов в Вильяр-де-Каньяс (деревушка с населением в 400 человек), а сменяющие их социалисты организуют торможение и блокирование программы. И те и другие, разумеется, «действуют в интересах народа».

Результат заботы таков: Испания ежедневно выплачивает Франции €74 тыс. за отправляемые соседям через Пиренеи радиоактивные отходы на временное хранение и переработку.

Радиоактивная евроинтеграция

Пока в Испании и Франции идет война разума со здравым смыслом, а экономистов — с зелеными, на Украине в смысле ядерных свалок — практически тишь да гладь да божья благодать. Деньги, как выясняется, не только не пахнут, но еще и не «фонят».

Планы строительства хранилища ядерных отходов появились здесь практически сразу после распада Советского Союза и выделения Украины в самостоятельное государство. Мотивы были просты: во-первых, надо что-то делать с Чернобылем, а во-вторых, требуется куда-то девать «отработавший свое мирный атом».

В обстановке постепенного нарастания антироссийских настроений платить Москве за утилизацию украинских ядерных отходов хотелось всё меньше, а желание «еще и заработать на этом» становилось всё сильнее. Планы строительства могильника появились еще при президенте Кучме. Но тогда ядерное кладбище виделось проектом отдаленного будущего.

Однако в постмайданное время сиюминутные интересы стали преобладать над долгосрочными. В 2014 году, когда желание сэкономить  $150–200 млн, не уплатив их Кремлю за утилизацию ядерного мусора, совсем уж допекло, в Киеве приняли решение. Благо площадку особо долго искать не пришлось: Чернобыль, что же еще. Возражения специалистов-ядерщиков никто не слушал, а экологов и вовсе оттеснили от активного участия в процессе.

Однако сначала надо было найти деньги на строительство могильника. По самым скромным подсчетам — $800 млн. Которые следовало попросить у США.

У Вашингтона в этом деле был свой интерес. Тройной. Во-первых, выделение кредита американским банком означает, что этот американский банк честно заработает свои проценты.

Во-вторых, небезызвестная компания Westinghouse Electric, поставляющая топливо на американские АЭС, получила возможность расширить свой рынок — украинские станции с того момента были обязаны переориентироваться на топливо, производимое этим, объявившим себя банкротом в 2017 году, предприятием. Банкротство на поставках топлива Украине сказаться никак не должно было, поскольку Киев «получает его из Швеции», отреагировал тогда на событие украинский портал «Корреспондент».

И, наконец, в-третьих, американские АЭС получали возможность свозить европейские ядерные отходы в украинское хранилище: в США и ЕС действуют законы, согласно которым отработанное в третьей стране топливо обратно страной-изготовителем не принимается. На Украине, в принципе, законодательством предусмотрено то же самое, но прием атомного мусора становился одним из условий выделения кредитов на строительство.

Известно, что в США хранилища сухого типа для отработанного ядерного топлива нет. Идею его постройки там пытались реализовать начиная с 1982 года, однако до сих пор проблема не решена. Но $12 млрд за это время потрачено. И никакие разговоры о том, что «благодаря собственному сухому хранилищу Штаты могли бы сэкономить $15 млрд до 2040 года, $30 млрд до 2050 года и $54 до 2060 года», так и не убеждают нужное для принятия положительного решения количество американских законодателей.

Несмотря на все уверения ученых в безопасности проекта для общества, Америка предпочитает вывезти отработанное ядерное топливо куда-нибудь с глаз долой, за границу вон. При разговорах о выделении очередного кредита Украине на постройку ЦХОЯТ (Централизованное хранилище отработанного ядерного топлива) принимающая сторона, конечно, вспомнила, что заграничный атомный мусор Незалежной принимать нельзя. Но если очень хочется получить $400 млн, то можно.

Ну а дальше, как правило, получатели денег входят во вкус, а исключения из правил становятся правилами без исключений. Законы пишутся людьми, ими же и модифицируются. И если уж Франция и Великобритания позволяют себе отступать от общепринятых норм не принимать отработанное чужое топливо в свои хранилища, то Украине есть на кого кивнуть, раскрывая ворота своего могильника для отходов других государств.

После оглашения принятого решения всем, кто хоть чуть-чуть интересовался проектом ЦХОЯТ, стало ясно, что руководство Украины при содействии своего главного западного спонсора готово превратить страну в ядерную свалку.

Кандидата на роль подрядчика подобрали тоже быстро и без сомнений: в строители определили американскую компанию Holtec International. Ранее она в возведении подобных объектов не участвовала, занималась исключительно производством контейнеров для ядерного топлива. Причем, как однажды отметила экс-премьер Юлия Тимошенко, демонстрировала такое качество работ, что «фирму эту во всем мире лишили лицензии — их контейнеры хуже мусорных баков, у них течет изо всех щелей».

Только Holtec International заказ всё равно получила почему-то…

Владимир Добрынин (“Известия”)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *