Хранилище радиоактивных отходов вблизи Железногорска: оно действительно опасно?

Государственная корпорация «Росатом» начала искать подрядчика для строительства железнодорожных путей на объекте захоронения ядерных отходов вблизи Железногорска. По планам хранилище разместят около Горно-химического комбината. Сейчас там, в гнейсовых породах Нижнеканского массива, строят подземную исследовательскую лабораторию. Предполагается, что она позволит понять — насколько безопасно здесь можно захоронить ядерные отходы. Если участок признают пригодным для этой цели, его превратят в пункт окончательной изоляции радиоактивных отходов 1 и 2 классов опасности. Между тем красноярские общественники уже давно бьют тревогу, называя проект «Росатома» — «ядерным могильником». «Проспект Мира» попытался разобраться в одной из самых наболевших тем для Красноярского края. 

Что такое радиоактивные отходы?

Радиоактивные отходы (РАО) — это ядерные материалы и радиоактивные вещества, использование которых не предусмотрено. Следует различать РАО от ОЯТ — отработавшего ядерного топлива, которое можно перерабатывать и получать ядерное топливо. Как правило, радиоактивные отходы захоранивают глубоко под землей. В таких могильниках они должны пролежать сотни и тысячи лет, прежде чем их элементы перестанут быть токсичными.

А что вообще известно о хранилище для ядерных отходов под Железногорском?

О строительстве пункта захоронения ядерных отходов у Железногорска широкой общественности стало известно в июле 2012 года, когда прошли первые слушания по проекту. В борьбу против строительства хранилища сразу включился активист Федор Марьясов. С его подачи объект «Росатома» стали называть «ядерным могильником», более 140 тысяч человек подписали петицию (и делают это до сих пор) против создания пункта захоронения ядерного мусора.

Фото здесь и на обложке: vk.com/atom26

Известно, что сейчас на месте строится подземная исследовательская лаборатория. Ее предположительная стоимость — 25 млрд рублей, деньги выделяются из федерального бюджета. Когда лаборатория будет готова, специалисты приступят к изучению свойств гнейсовых пород на глубине около 500 метров. Это позволит понять, можно ли окончательно захоронить в Нижнеканском массиве радиоактивные породы 1 (высокоактивные) и 2 (среднеживущие) класса опасности. Если результаты будут положительными, лабораторию преобразуют в пункт окончательной изоляции РАО.

Инфографика: Тайга.Инфо

Проектом занимается «Национальный оператор по обращению с радиоактивными отходами», который входит в структуру «Росатома». Предприятие было создано в 2011 году с принятием федерального закона №190 «Об обращении с РАО…», который предусматривает захоронение всех ядерных отходов в стране.

Опытно-промышленные исследования Нижнеканского массива планируется начать с 2024 года. Их обещают проводить с помощью специальных имитаторов, которые воспроизводят поведение ядерных отходов (например, высокую температуру). С 2028 года в графике проекта значится «Экспертиза результатов опытно-промышленных исследований в подземной лаборатории». 

Как указано на сайте национального оператора, основной объем радиоактивного мусора остался еще со времен СССР. Директор Красноярской общественной экологической организации «Плотина» Александр Колотов пояснил «ПМ», что все ядерные отходы сейчас расположены в нескольких сотнях пунктов временного хранения — при атомных электростанциях, различных засекреченных объектах: «У некоторых [пунктов] не хватает ресурсов для обеспечения их надлежащего безопасного хранения. Идея этого федерального закона в том, чтобы посчитать все радиоактивные отходы на территории страны и свозить их в специализированные централизованные хранилища радиоактивных отходов». По мнению Колотова, государство решило упорядочить опасный мусор, чтобы уменьшить количество пунктов временного хранения, которые так или иначе представляют угрозу для окружающей среды.

Ядерные отходы 1 и 2 класса, утверждает эколог, возможно, удастся вместить в одно хранилище, так как их «не очень много» (сколько точно, неизвестно). Вероятно, этим местом станет Красноярский край. Всего же в России нужно захоронить около 500 млн. кубических метров ядерных отходов.

«Ядерный могильник» — это разве не опасно?

По словам Александра Колотова, когда речь идет об атомной энергии, «человек работает с такими силами природы, которые очень трудно обуздать и держать под контролем»: «Любая ошибка может стоить нам и потерянных человеческих жизней, и потерянной территории. Вы, наверно, смотрели сериал «Чернобыль». Опять-таки благодаря этому сериалу мы увидели еще раз, насколько может быть опасна атомная энергия. Поэтому не надо позволять атомному ведомству и государству в целом, чтобы эти вопросы были абсолютно закрыты и принимались без участия местных жителей и общественности».

Доцент кафедры СФУ «Техносферная безопасность» Олег Козин говорит, что захоронение радиоактивных отходов — общемировая проблема. Наиболее остро она стоит в США, где впервые разработали ядерное оружие. Американцы хранят радиоактивные отходы во временных хранилищах (как и все остальные страны ядерного клуба). Эти пункты находятся в Хэнфорде (штат Вашингтон), Айдахо-Фолс (штат Айдахо), Ок-Ридже (штат Теннеси) и других городах.

Ко всему прочему опасения вызывают контейнеры, где собираются хранить опасные отходы. «В Южной Каролине находится предприятие Саванна-Ривер, которое в свое время давало более трети оружейного плутония США. Сейчас там хранятся радиоактивные отходы. 99% отходов находится в 49 подземных емкостях, и только 1% перевели в стеклянные блоки. У таких блоков процесс коррозии происходит медленнее. Они стоят очень дорого. Но идеального материала для контейнеров не существует», — пояснил Козин.

Козин называет временные хранилища для ядерных отходов — отложенным решением. Он считает, что эту проблему придется решать уже следующему поколению.

Почему радиоактивные отходы хотят захоронить именно у нас?

По утверждению национального оператора, поиски площадки для хранилища начались более полувека назад. В 70-80-ых годах оценка условий на Новой Земле, Кольском полуострове, в Калмыкии, в районе расположения ПО «Маяк» в Челябинской области установила, что в Европейской части России отсутствуют площадки для захоронения долгоживущих РАО.

В конце 90-х годов было решено создать на площадке Горно-химического комбината завод для переработки ОЯТ. Поэтому ученым нужно было найти неподалеку участок для окончательной изоляции РАО. С 1992 года на Нижнеканском массиве начались соответствующие исследования.

В пределах 100 км от ГХК определили 20 потенциально пригодных участков: выбрали 5 наиболее перспективных, а из них отобрали еще 2 — «Верхнеитатский» и «Енисейский». Далее там в течение 15 лет (с 1992 по 2008 годы) проходили комплексные исследования на поверхности и в скважинах. В результате специалисты выбрали площадку размером 1.1 кв. км для размещения лаборатории, а впоследствии и пункта окончательной изоляции РАО. «Выбранный участок «Енисейский» размещается в западном обрамлении Нижнеканского гранитоидного массива, вне региональных разломов, в гнейсах возрастом более 2.5 млрд лет. Горногеологические и гидрогеологические условия на выбранном участке признаны благоприятными для размещения РАО», — пояснил национальный оператор.

Кто-то будет следить за хранилищем или захоронят и забудут?

Как пояснил Александр Колотов, все проекты пунктов окончательной изоляции радиоактивных отходов предполагают, что за тем, как хранятся опасные вещества, будут следить 24 часа в сутки. И наш случай не исключение. Национальный оператор предусмотрел специальный центр контроля с датчиками, который будет отслеживать возможные негативные реакции в процессе хранения отходов: «Более того, общественность долго добивалась, чтобы в проекте была заложена опция извлечения этих радиоактивных отходов. То есть, если что-то пойдет не так, если ошибутся проектировщики, будет возможность извлечения этих радиоактивных отходов. Это дополнительные расходы, но проектировщики на это идут. Мы не можем принимать решения, которые наши потомки не смогут отменить или переиграть», — пояснил Колотов.

Если исследования покажут непригодность массива для захоронения РАО, проект свернут?

В железногорском филиале национального оператора «ПМ» уточнили, что в таком случае могут быть два варианта развития:

1) сокращение объемов и/или номенклатуры ядерных отходов 1, 2 классов, а также частичное заполнение камер захоронения РАО 3 класса;

2) использование объекта для финальной изоляции РАО 3 класса.

При этом стоит отметить, что даже если результаты исследований окажутся положительными, лаборатория не превратится автоматически в «ядерный могильник». Далее проведут общественные обсуждения, оператору нужно будет получить положительное заключение Государственной экологической экспертизы и лицензию на сооружение и эксплуатацию пункта захоронения РАО. Только потом начнется строительство объекта и размещение в нем ядерных отходов.

Какие чрезвычайные происшествия учитывали разработчики проекта? Про падение метеорита подумали?

В филиале оператора нам пояснили, что в материалах обоснования лицензии на размещение и строительство хранилища учли возможные сценарии при разных внештатных ситуациях, включая падение самолёта с остатком топлива на борту и попытку подрыва террористами контейнера с радиоактивными отходами. Исключение составляют лишь несколько сценариев.

Согласно федеральным законам №№116 и 123, не учитывались техногенные катастрофы, которые происходят с вероятностью ниже одной на 1 млн лет. Среди них, например, падение метеорита. Для таких ситуаций защита на объекте не предусмотрена.

По подсчету специалистов, вероятность повреждения метеоритом пункта с РАО довольно низкая — 2 раза на 10 млрд лет. Это в десять тысяч раз менее вероятно, чем любая техногенная катастрофа, и в миллион раз меньше, чем шанс любого обычного человека, например, погибнуть при пожаре. «Хотелось бы добавить, что даже прямое попадание метеорита в площадку на НКМ не приведет к недопустимому разрушению РАО, в размещенных в недрах земли. Это связано с тем, что глубина кратера известных метеоритов и всех без исключения наземных атомных испытаний не превышает 100 метров от поверхности, а наш объект размещен на глубине более 450 метров (глубже, чем бункеры управления, защищенные от результатов атомной войны). Если же на землю упадет метеорит, аналогичный тому, что стал причиной гибели динозавров, то человечеству уже ничто не поможет», – пояснили в железногорском филиале национального оператора.

В тоже время хранилища спроектированы и готовы к воздействию ударной волны до 10 кПа включительно и к сейсмическим событиям до 7 баллов.

Говорят, что сюда собираются свозить ядерные отходы из Европы? Это правда?

Законодательство РФ (ФЗ №190) запрещает ввозить радиоактивные отходы иностранного происхождения на территорию страны. И даже если Россия разрешит делать это, все не так просто. Дело в том, что во многих странах, которые входят в ядерный клуб, приняты законы, запрещающие вывозить радиоактивные отходы за пределы их государств. К ним, например, относятся Финляндия и Швеция.

А какая нам выгода от того, что мы будем принимать опасный мусор?

Никакой. Причем, как рассказывает Александр Колотов, сам национальный оператор на встречах с общественниками признает, что ему бы проще работать, если бы местным жителям предоставлялись какие-либо льготы. Эколог привел в пример Игналинскую АЭС в Литве, которая выведена из эксплуатации — государство до сих пор предоставляет льготы жителям 30-километровой зоны, так как они находятся в зоне повышенного риска: «У нас давно напрашивается подобного рода инициатива. С какой стати жители Железногорска должны принимать к себе радиоактивные отходы со всей России и ничего не иметь кроме рабочих мест? Рабочие места можно получить от других, гораздо более экологически безопасных предприятий. Это будет лучше. А если уж вы везете сюда такое уж очень опасное дело, ну так, наверное, нужно предусмотреть соответствующие компенсации. Почему в СМИ лет 7 муссируется эта тема, и до сих пор со стороны местных депутатов мы не видим никаких конкретных инициатив? Я просто поражен тому, что за последние годы ни один камень не был сдвинут».

Подобные «ядерные могильники» уже используют где-то?

Такие пункты окончательной изоляции радиоактивных отходов строят в Финляндии и Франции. Еще подобный проект реализуют в Швеции, но сейчас его притормозили. Местные ученые выяснили, что процесс коррозии у медных контейнеров, куда должны переместить отходы, может происходить быстрее, чем предполагалось.

Если говорить о России, то здесь существуют пункты хранения радиоактивных отходов (это временные) и пункты захоронения радиоактивных отходов 3 и 4 класса — ПХРО и ПЗРО соответственно. Пункты захоронения эксплуатируются в Новоуральске (Свердловская область) и на подходе еще один в Северске (Томская область).

Еще в нашей стране действуют три пункта захоронения жидких радиоактивных отходов — это когда их закачивают глубоко в геологические пласты. Такая практика используется с 60-х годов, и часть экологов выступает против нее. В России такие полигоны есть под Железногорском, в Северске и Димитровграде (Ульяновская область).

Нарина Георгян («Проспект Мира»)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *