Время заниматься затопленными ядерными объектами в арктических морях

Время заниматься затопленными ядерными объектами в арктических морях

Вопросы затопленных и затонувших ядерно- и радиационно-опасных объектов в арктических морях поднимаются больше десяти лет, но для принятия решений нет ни финансирования, ни ответственного органа, хотя специалисты определили, что именно нужно поднимать в первую очередь и почему.

По словам заместителя заведующего отделом Института безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ РАН) Михаила Кобринского, практика затопления радиоактивных отходов (РАО) началась практически одновременно с началом атомной эры и считалась нормальной практикой изоляции РАО. Так, США стали затапливать радиоактивные отходы в Тихом океане в 1946 году, в 1949 Великобритания впервые затопила РАО в Северной Атлантике, в 1965 году в Арктических морях произвел первое затопление Советский Союз.

Такие операции считались нормой до 1975 года, когда вступила в силу Лондонская конвенция по незагрязнению морей, хотя потребовалось много лет, чтобы все участники конвенции согласились с полным запретом затопления любых радиоактивных материалов в морской среде.

Естественно, СССР и Россия проводили операции по захоронению твердых и сливу жидких РАО, образовавшихся в результате эксплуатации судов атомного флота.

По словам руководителя АНО «Беллона» (Мурманск) Андрея Золоткова, в 1991 году СССР довольно нагло ответил на вопрос МАГАТЭ, что он никогда не затапливал, не затапливает и не собирается затапливать радиоактивные отходы. Остальные страны отвечали на эти вопросы честнее, давали подробные данные по затопленным объектам, которые затем были собраны в издании Международного Агентства по атомной энергии.
«Возможно, такой ответ был связан с тем, что затопления РАО должны были выполняться при ряде условий, которые Советский Союз не выполнял: затопления проходили не на должной глубине, не в положенных географических координатах. В результате в 1993 году Администрация Президента Российской Федерации опубликовала доклад «Факты и проблемы, связанные с захоронением радиоактивных отходов в морях, омывающих территорию Российской Федерации» (так называемая «Белая книга»), где впервые признала все факты затопления», – рассказал Золотков во время международной конференции «Безопасность арктических рубежей: экология, история, образы будущего».

Обновленные данные

В 2012 году Россия обнародовала обновленные данные о затопленных в Арктических морях радиоактивных отходах (РАО) и ядерных реакторах. В Карском море около архипелага Новая Земля затоплено около 17 000 контейнеров с РАО, 19 судов с РАО, 14 ядерных реакторов, в пяти из которых содержится отработавшее ядерное топливо (ОЯТ), 735 единиц радиоактивных конструкций, атомная подводная лодка (АПЛ) К-27 с двумя реакторами с невыгруженным ОЯТ. Помимо этого на дне находятся затонувшая в Баренцевом море АПЛ К-159 и АПЛ «Комсомолец», затонувшая в Норвежском море.

Суммарная активность всех затопленных объектов составляет 1 млн Кюри, а общая стоимость проектов на сегодняшний день оценивается в сумму от 26 до 32 млрд рублей.

Говоря о контейнерах с РАО, Золотков рассказал, что они представляют в большинстве своем металлические железные ящики. Затопленные более 30 лет назад, они к настоящему времени практически разрушились и находятся в неудовлетворительном состоянии, поэтому говорить об их извлечении со дна, скорее всего, бесполезно.

«Вы представляете, что с этими конструкциями за это время произошло на морском дне? Они все должны были разрушиться, поэтому, как мне кажется, сегодня не стоит придавать большое внимание таким контейнерам. Сегодня есть объекты, которые представляют куда более серьезную опасность, и в ближайшее время могут оказаться и потенциально опасными», – считает эколог.

ТОП-шесть

С ним согласен и Михаил Кобринский, который участвовал в специальной работе по поиску путей и решений относительно опасных затопленных объектов в Баренцевом и Карском морях. Исследование выполнялось консорциумом Европейских стран, финансировалась Еврокомиссией. С российской стороны в проекте участвовал ИБРАЭ РАН и эксперты из других организаций.

В работе, которая была закончена в прошлом году, собраны, систематизированы и уточнены данные обо всех затопленных радиационно-опасных объектах и сформирована их база. Все собранные данные были проанализированы разными методами, чтобы выявить наиболее опасные объекты – ожидаемо ими оказались объекты с ОЯТ и ядерными материалами на борту.

Эксперты выделили ТОП-6 объектов, по которым необходимо принимать решения:

– подводная лодка Б-159, Баренцево море, 2003 год, глубина 248 метров;
– подводная лодка К-27, залив Степового, Карское море, 1981 год, глубина 33 метра;
– реакторный отсек подводной лодки К-19, залив Степового, Карское море, 1965 год, глубина 33 метра;
– реакторный отсек подводной лодки К-11, залив Абросимова, Карское море, 1966 год, глубина 20 метров;
– реакторный отсек подводной лодки К-140, Новоземельская впадина, 1974 год, глубина 300 метров;
– экранная сборка атомного ледокола «Ленин», Титовский залив, Карское море, 1967 год, глубина 50 метров.

По словам Кобринского, особое, первостепенное внимание стоит уделить подводной лодке Б-159, которая затонула в 2003 году в Баренцевом море на глубине 248 метров.

«Это единственный объект, находящийся в Баренцевом море. Он расположен недалеко от входа в Кольский залив, а здесь оживленное судоходство, осуществляется добыча морепродуктов, близко живут люди. Кроме того, очень важная деталь в том, что все остальные объекты были подготовлены к затоплению и законсервированы, но эта лодка не готовилась к затоплению – она готовилась к утилизации, но затонула в результате аварии», – подчеркнул он.

Вероятность аварий

Стоит отметить, что для каждого из этих шести объектов были разработаны модели гипотетических аварий с выходом радионуклидов в окружающую среду. Поскольку авария может произойти и в процессе подъема объекта на поверхность, то были просчитаны сценарии выхода радионуклидов как в морской среде, так и в атмосфере.

«Например, если после подъема на поверхность подлодки Б-159 произойдет авария с выходом радионуклидов, то они будут передвигаться в восточную часть от источника, практически исключая трансграничный перенос радионуклидов. Тем не менее, могут возникать такие концентрации, что придется вводить запрет на добычу морепродуктов в норвежской и российской части Баренцева моря на срок до трех месяцев. Предполагаемый ущерб – 40 млн евро ежемесячно для Норвегии и 80 млн рублей в месяц для России», – предостерег Кобринский.

На основании расчетов по распространению радионуклидов в окружающей среде были проанализированы все данные для выбора наиболее подходящего способа обращения с каждым объектом, и составлен рекомендуемый план действий. Одни требуют оперативного подъема и утилизации, для каких-то достаточно создать дополнительные изолирующие укрытия на дне и продолжить мониторинг.

Авторы исследования рекомендовали произвести подъем и последующую утилизацию всего двух атомных подводных лодок: Б-159 и К-27, за остальными объектами рекомендовано длительное наблюдение (до 60 лет).

По словам руководителя «Беллоны» в Мурманске, затопленные объекты в Арктике представляют собой комплекс проблем. Еще не до конца обследованы районы затопления, есть пробелы в определении точного местоположения некоторых объектов, по ним мало информации, исследовательские рейсы к объектам редкие и дорогостоящие, их удается совершать лишь в очень короткие летне-осенние периоды.

«Сегодня для экспертов, ученых и общественных организаций очень важно привлекать внимание к таким затопленным объектам и к необходимости их поднимать с морского дна. Что ученые будут делать, если однажды обнаружат утечку радиации из одного из них? Необходимо проводить экспедиции и обследование объектов, а также возобновлять международное сотрудничество в этом направлении, поскольку Арктика – наш общий дом», – уверен Золотков.

Анна Киреева (Беллона.Ru)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.