ГНЦ НИИАР: основной способ обращения с жидкими РАО – закачка в недра

ГНЦ НИИАР: основной способ обращения с жидкими РАО – закачка в недра

Каким образом происходит обращение с радиоактивными отходами в Государственном научном центре «Научно-исследовательский институт атомных реакторов» (ГНЦ НИИАР)? Может ли появиться в Ульяновской области пункт окончательного захоронения РАО? Научный сотрудник ГНЦ НИИАР Павел Буткалюк в интервью изданию «Ульяновск – город новостей» рассказал о работе своего института в городе Димитровграде Ульяновской области:

— Не секрет, что в существующий в городе комплекс входит и хранилище жидких радиоактивных отходов. По слухам, в нем радиоактивная жидкость закачивается в водоносные слои грунта. Что оно на самом деле из себя представляет? Как вы считаете, может ли исходить от него опасность загрязнения водных ресурсов?

— Институт никогда и ни от кого не скрывал, что основной способ обращения с жидкими радиоактивными отходами – это закачка их на огромную глубину. Если мне не изменяет память – около 1,3 километра! Между водоносными слоем, куда закачивают отходы, и подземными грунтовыми водами несколько слоев водонепроницаемых пород, которые создают надежный барьер. Так что опасаться нечего. Кроме того, есть набор специальных наблюдательных скважин, из которых регулярно отбирают пробы. Более подробно вы можете узнать об этом в нашем краеведческом музее, когда там будет экспозиция про НИИАР.

— Каким образом утилизируются твердые отходы, появляющиеся на НИИАРе?

— Это контролируемое хранение в специальном хранилище.

— Несколько лет назад Росатом рассматривал возможность создания рядом с НИИАРом пункта окончательного захоронения радиоактивных отходов. Но от этой идеи отказались после того, как областные власти заявили о недопустимости подобного объекта в регионе. Почему это произошло, ведь представители Росатома неоднократно заявляли о том, что этот объект должен быть максимально защищенным и надежным?

— Наверное, тут причина никак не связана с надежностью. Возможно, просто учли общественное мнение.

— В ближайшие годы анонсируется пуск в Димитровграде двух новых реакторов – МБИР и СВБР. Второй работает на плутонии, которым пугают ульяновцев противники его запуска. Как бы вы оценили последствия от появления в городе этих новых объектов?

— Я, конечно, химик, а не конструктор реакторов, но думаю, что безопасность реактора со смешанным уран-плутониевым топливом продуманна не хуже безопасности реакторов с урановым топливом. Рано или поздно большинство реакторов в мире будут вынуждены перейти на этот вид топлива, надо готовиться уже сейчас.

— Радиоактивные отходы – важнейшая нерешенная проблема атомной промышленности. Пока их придумали только захоранивать. Есть ли какие-то хотя бы теории о том, как можно уменьшить их количество и минимизировать исходящую от них опасность?

— Иногда в отходах встречаются ценные компоненты, например, платиновые элементы. В НИИАРе долгое время разрабатывали проект получения рутения из технеция, который тоже является отходом. Я сам участвовал в экспериментах по выделению редкого стабильного изотопа самария из отходов. Но пока дальше опытных образцов дело не пошло. Пока не всегда это экономически целесообразно, да и мало кто готов покупать то, что выделено из отходов, даже если будет приложена справка что содержание радиоактивных веществ ниже допустимого уровня.

ИА «Ульяновск-город новостей»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.